2 марта 2010, 09:58

Выбор редакции

Глава Минстроя — о борьбе с пробками в Екатеринбурге: «Не нужно ждать денег от государства, будем строить метро сами»
Сотрудники уволены, кабинеты опечатаны. Федеральный департамент науки и технологий уничтожили за один день
«История про слона»: на итоги теста 66.ru об эффективности «Бионорда» Евгений Ройзман ответил аллегорией

Свобода обойдется бизнесменам в 100 тысяч рублей

Дмитрий Медведев вводит запрет на аресты бизнесменов, подозреваемых в экономических преступлениях.

Еще 10 февраля 66.ru писал о том, что в администрации президента разработан законопроект о запрете арестов бизнесменов по большинству экономических преступлений. И вот, наконец, в понедельник Президент внес в Госдуму поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, устанавливающие минимальную сумму залога для обвиняемых в экономических преступлениях. Чтобы остаться на свободе, подозреваемым или обвиняемым предпринимателям скоро достаточно будет внести залог или написать подписку о невыезде. Согласно поправкам, фигурантам судебного процесса свобода будет стоить от 100 тысяч (преступления небольшой тяжести) до 500 тысяч рублей (серьезные правонарушения).

По мнению Медведева, такие суммы «вполне по силам» гражданам, которые привлекаются к ответственности за экономические преступления (на сегодняшний день нижних и верхних планок залога не существует). В залог будет разрешено брать недвижимое имущество, а также акции и облигации.

Также милиция теперь не имеет права сразу брать под стражу подозреваемых в неуплате налогов, если те предоставляют залог или подписку о невыезде.

Екатеринбургские юристы уверены, что эта мера может значительно облегчить жизнь бизнесменов, хотя и не сможет в корне переломить ситуацию с коррупцией.

Евгений Шестаков, управляющий партнер группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С:

— Считаю, подобную законодательную инициативу полезной, так как уголовная ответственность по экономическим преступлениям, к сожалению, в нашей стране используется как правило не по прямому назначению. Предварительное заключение под стражу единоличного исполнительного органа (директора) или владельца бизнеса — эффективный инструмент при рейдерских захватах, корпоративных конфликтах между собственниками, а также при банальном вымогательстве со стороны некоторых сотрудников правоохранительных органов — своеобразный дополнительный «приработок» последних. Однако, подобное использование возможно не по вине закона, а по вине коррумпированности правоприменительных органов (милиции и прокуратуры).

Впрочем, у некоторых экспертов правительственная инициатива вызывает ряд опасений.

Алексей Силиванов, директор юридической компании «Конус»:

— Не думаю, что установление залога для лиц, обвиняемых в экономических преступлениях, станет революционным прорывом для нашего уголовного права. Более того, я не исключаю, что такая либерализация отношения к лицам, подозреваемым в мошенничестве, может спровоцировать рост экономических преступлений. Появится ощущение безнаказанности. Упрощая жизнь невиновным, мы тем самым, открываем барьер всем тем, кто хочет на этом нажиться.

Отметим, по данным статистики, сегодня за мошенничество судят вчетверо чаще, чем за все экономические преступления, вместе взятые. При этом обвинительные приговоры (более 15 тыс.) звучали в 2009 году в 10 раз чаще, чем оправдательные.

«Общеизвестный факт, что уголовное судопроизводство в России является обвинительным, когда внутри самой судебной системы любой оправдательный приговор считается как бы ЧП. Поэтому на практике получается, что любой подозреваемый — это потенциальный заключенный, а раз так, то он и до суда должен сидеть в тюрьме. Находясь в заключении человек беззащитен, он постоянно подвергается физическому и психологическому прессингу в результате имеет ограниченные возможности полноценно защищаться юридическими методами, встречаться с адвокатами. В результате он идет на условия, которые ему диктуются, откупается, лишается части или целого бизнеса», – говорит Евгений Шестаков.

Обвиняемый не имеет возможности полноценно обеспечить защиту собственных интересов – отмечают эксперты. Нарушаются все исторические законы судопроизводства и получается своеобразная игра в одни ворота.

Анастасия Махнева, заместитель генерального директора группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С:

- Суд – это процесс состязательный, но, заключая человека в СИЗО, правоохранительные органы лишают его всякой возможности участвовать в процессе сбора доказательств своей невиновности. В то время как традиции правоприменительной практики в англо-саксонских странах предписывают судье обязательно рассмотреть возможность выпустить подозреваемого под залог.

К тому же, вопрос применения залога имеет много плюсов, начиная с вопроса переполненности наших тюрем и заканчивая гуманным отношением к подозреваемому – добавляют аналитики.


Мария Демидова

экономический обозреватель 66.ru