11 февраля 2010, 13:27

Выбор редакции

Химики-ядерщики исследовали 50 проб питьевой воды: радиоактивная карта Екатеринбурга и пригородов
Президент приказал, но Минздрав не торопится: уникальная клиника Владислава Тетюхина простаивает без пациентов
«Куртки замшевые, три штуки»: 5 способов защитить квартиру от воров в новогодние праздники

Пора переходить от добычи сырья к его переработке

Полпред президента РФ в Уральском федеральном округе Николай Винниченко рассказывает о развитии региона.

В 2010 году полпреды вместе с губернаторами будут искать пути развития вверенных им регионов. Отчасти это будут антикризисные программы, отчасти — проекты, разработанные еще до кризиса. О том, как это работает на примере округа, рассказал Николай Винниченко, полномочный представитель президента РФ в Уральском федеральном округе.

— Как сказался кризис на Урале?

— В большей степени кризис повлиял на экономику промышленно развитых субъектов — это Свердловская и Челябинская области, где сосредоточено значительное число предприятий обрабатывающих отраслей — машиностроения и металлургии, которые не сумели в докризисный период перестроить свою экономику и перейти на инновационный путь.

Хотя, если сравнивать УрФО с Россией в целом, уровень падения производства в округе в целом меньше, чем в РФ, — всего 10%. Но это не означает, что он в равных долях распределяется по всем субъектам: в силу большой амортизации мощностей, оборудования падение в Свердловской и Челябинской областях гораздо большее, чем в других субъектах.

В меньшей степени кризис затронул ЯНАО и ХМАО — основные нефтегазодобывающие провинции России. Если бы тот уровень падения добычи газа и нефти, который мы фиксировали в первом квартале 2009 года, сохранился, мы бы констатировали, что эти регионы недалеко ушли от остальных. Слава богу, спрос на нефть и газ сравнительно быстро восстановился — это удержало данные субъекты от катаклизмов. Более того, ЯНАО закончил прошлый год с профицитом бюджета, и на текущий год этот регион единственный, где запланирован профицит с учетом прогнозов по газодобыче.

— Какие вы видите перспективы по диверсификации экономики УрФО?

— Кризис, может быть, еще несколько витков сделает, прежде чем мы на практике подойдем к пониманию того, что иссякают нефть и газ, надо переориентировать экономику северных регионов на какие-то другие вещи. Считаю, что очень важно понимать это уже сейчас. Другие вещи — разработка и добыча новых видов полезных ископаемых. Но специфика нашего подхода в том, что мы не должны ориентироваться только на добычу сырья, нужно переходить от простой добычи сырья к его переработке и выпуску конечной продукции с высокой добавленной стоимостью. Это, к примеру, строительство обогатительных фабрик (речь идет об угле, марганце, хромитах, полиметаллах, золоте).

Кстати, переориентация уже происходит в области добычи и переработки нефти: ярким проектом такого рода является Тобольский нефтехимический комбинат (Тюменская обл.), который ориентирован на переработку фракций, сопровождающих нефтеперегонку, в конечную продукцию: пластмассы, высококачественные бензины и прочее. Я надеюсь, что такой завод по переработке нефтяного сырья будет не единственным подобным проектом.

— Вы определились с антикризисным планом?

— Базовым направлением работы по диверсификации экономики является проект «Урал промышленный — Урал полярный», включенный в «Стратегию развития России до 2020 года», который позволит связать экономику северных регионов в одно целое и обеспечить модернизационный подход, который заложит основу будущего развития регионов. Его суть состоит в строительстве более 1200 км железных дорог, которые свяжут север и юг Урала, а также западную и восточную часть региона и пройдут по территориям ХМАО, ЯНАО и Свердловской области.

Этот проект — самый крупный в мире. Более крупного проекта по протяженности железной дороги нет. Но это не самоцель, это обеспечение доступа к тем полезным ископаемым, которые уже разведаны и подтверждены. И нами это будет увязываться с возможностью переработки полезных ископаемых на месте — со строительством горнообогатительных комбинатов, созданием сопутствующей инфраструктуры, которая может обеспечить глубокую переработку тех полезных ископаемых, которые будут здесь добываться.

Параллельно планируется введение энергетических мощностей, которые ликвидируют дефицит электроэнергии для северных регионов. В настоящее время в ЯНАО и ХМАО фиксируются очень высокие тарифы на электроэнергию — в разы выше, чем у соседей. Сейчас планируется строительство восьми современных электростанций с использованием газогенераторных установок. Все это позволит существенно увеличить энергетический потенциал округа, стабилизировать рост соответствующих тарифов, а в целом — обеспечить энергетическую безопасность территорий федерального округа.

— Правда ли, что интерес к участию в этом проекте проявил саудовский инвестиционный фонд Novaar?

— Интерес такой есть, хотя для нас это было в определенной степени неожиданно. Саудовская Аравия — богатейший регион мира, но, как я убедился в общении с представителями королевской семьи, у них очень большой интерес к инновационным разработкам в целом и к таким проектам, как «Урал промышленный — Урал полярный».

Встреча, которая была в декабре 2009 года, показала, что проект серьезно заинтересовал Novaar, мы подписали с представителем королевской семьи — главой фонда меморандум о намерениях. На первом этапе реализации проекта фонд готов вложить порядка 750 млн долл., но это только первый шаг к сотрудничеству. Сейчас проходит техническое согласование юридических параметров между корпорацией «Урал промышленный — Урал полярный» и представителями Саудовской Аравии.

У меня есть уверенность, что в ближайшее время эти договоренности воплотятся в реальные действия. После завершения рабочих вопросов я планирую выехать туда и вместе с гендиректором корпорации закрепить взаимные соглашения. Отрадно, что саудовская сторона посылает нам отчетливые сигналы, более того, они сумели обратить внимание на наш проект и других стран Персидского залива, например Катара.

— Ведется ли поиск и других зарубежных партнеров?

— Мы ведем переговоры и с европейскими странами. Они пока не завершены, но в ближайшее время, я уверен, будут достигнуты договоренности с крупной испанской компанией, которая специализируется на строительстве железных дорог, а также с целым рядом известных компаний, работающих в сфере высоких технологий и связи.