30 декабря 2009, 12:17

Выбор редакции

Нужно 100 тысяч голосов. На сайте РОИ стартовал сбор подписей против строительства храма на воде
Хотелки и обещалки: рейтинг самых дорогих вакансий и резюме Екатеринбурга
«Кто летит в Ленинград?» Тест 66.ru на знание главных новогодних фильмов

Михаил Делягин: это будет продолжением затишья перед системным кризисом

Об итогах 2009-го и прогнозах на 2010 год рассказал известный экономист Михаил Делягин.

— Каким был уходящий год, по вашему мнению?

— Можно было ожидать и худшего.

— Что вы скажете об уменьшении уровня инфляции?

— Инфляция снизилась, потому что резко упал уровень жизни населения, и это падение переломило монополизм производителей и торговцев.

— Каким будет итоговое падение ВВП?

— Официальное падение ВВП было 7%; я думаю, что все-таки будет 8,5%. Это — очень большое падение, потому что выяснилось, что значительная часть роста ВВП была спекулятивной, и сокращение спекуляций привело к спаду ВВП.

— Если бы не было государственной поддержки, где бы сейчас оказался рубль?

— На уровне 40 руб. за $1. Но здесь — вопрос спорный, потому что государственная поддержка сама была фактором девальвации. Когда государство вкладывает деньги без всякого контроля за ними, это объективно способствует тому, что эти деньги попадают на валютный рынок и усугубляют девальвацию рубля.

— Почему на России кризис отразился сильнее, чем на остальных странах «Двадцатки»?

— Ну, во-первых, «Двадцатка» — величина условная. «Двадцатка» — это должники и кредиторы 1999 года. Это не имеет привязки к сегодняшнему соотношению сил. Непонятно, что там делает Египет и т. д. Но итоги кризиса для России — это максимальная зависимость от энергоносителей. Потому что не построена модернизированная экономика, не построена система социальных компенсаций за счет нефтедолларов, как в Саудовской Аравии. У нас было вливание денег в экономику не как инвестирование, а именно как вливание без всякого контроля. Соответственно, государственная поддержка поступала прямиком на валютный рынок, и вместо того, чтобы сдерживать кризис, она его усугубляла.

— Владимир Путин оценил главные достижения 2009 года, и первым среди этих достижений назвал то, что мы не допустили массовой безработицы.

— Смотря что считать массовой безработицей. К нынешним официальным цифрам нужно добавить еще более 10% частично занятых, которые удерживаются на рабочих местах просто в силу административного давления. Насчет того, что он говорит, что он не допустил массовой безработицы, — подождем статистики по декабрю. Потому что в декабре административный пресс ослаб, и директора стали выбрасывать на улицу безработных в массовом порядке.

— Вторым главным итогом, по Путину, является спасение банковской системы.

— Это — правда. Ее удалось спасти в нынешнем виде — только зачем было спасать? Ведь наша банковская система в основном спекулятивная и, более того, значительная ее часть занимается просто отмыванием денег. Зачем сохранять такую банковскую систему — не очень понятно, но ее сохранили. Это можно считать достижением, если целью государства является сохранение системы отмывания незаконно, преступно нажитых доходов?

— Далее Путин сказал, что ему удалось консолидировать все уровни власти на борьбу с кризисом.

— Это — такое абстрактное заявление. Непонятно, что конкретно имелось в виду. Региональные власти и так достаточно добросовестны, потому что могут в любой момент остаться наедине с разъяренными бюджетниками.

— Также Владимир Путин с сожалением говорил, что слишком много денег было потрачено на социальную сферу. Их нужно было потратить на борьбу с кризисом, но поскольку население нужно поддерживать, то пошли по этому пути.

— Путин даже не знает, что социальные расходы — это и есть борьба с кризисом. У него — просто смещенная система ценностей, как у пули бывает смещенный центр тяжести. Такое ощущение, что он считает, что борьба с кризисом — отдельно, а жизнь населения — отдельно. Мысль о том, что государство существует для населения, ему в голову не приходит. А между тем смысл существования государства — именно обслуживание интересов населения. И в этом смысле социальные интересы не могут противоречить интересам преодоления кризиса. Так что это заявление отражает внутреннюю позицию российской власти. Эдакая проговорочка — премьер-министр проговорился.

— Что вы думаете по поводу позитивных прогнозов для России, которые сегодня обнародовали мировые рейтинговые агентства Standard & Poor’s и Merrill Lynch?

— С опозданием в 3 месяца аналитики международных контор прочитали официальный прогноз Минэкономразвития, увидели, что оно ожидает рост в 1,6%, и на основании этого нарисовали позитивный прогноз, вот и все. Под Новый год никому не хочется слушать гадости, это с одной стороны. А с другой, 2010 год действительно будет стабильным годом. Т. е. не стоит ждать никакого возрождения, восстановления и прочей ерунды, но будет стабилизация. Продолжение той стабилизации, которая у нас идет с марта 2009, а в реальном секторе — с декабря 2008 года. Это будет такое продолжение затишья перед системным кризисом.

— А когда случится системный кризис?

— Ну, он точно не случится до осени 2011-го, и он точно случится до конца 2013-го.

— Что подразумевается под системным кризисом?

— Исчерпание международных резервов, обвальная девальвация, утрата государственного контроля за всеми значимыми сферами общественной жизни.

— Международные агентства прогнозируют рост ВВП в России в следующем году в размере 5%...

— Это невозможно, так не бывает.

— Рейтинговые агентства прогнозируют у нас в следующем году инфляцию 6%.

— Нет, она будет выше, чем в этом году, — 12-13%.

— Будет ли дальше снижаться ставка рефинансирования, и приведет ли это к расширению кредитования?

— Кредитование связано не со ставкой рефинансирования (у нас же — не рыночная система), а с ситуацией в банковской системе. Когда плохие долги достигнут 20% или хотя бы 17% (это будет где-то в апреле, сейчас — уже 14%) — придется просто вливать деньги в банковскую систему. Тогда и увеличится кредитование. Кто подсуетится — может быть, даже влезет в ипотеку. Рублевая ипотека сейчас — дело увлекательное. Потому что и рубль будет падать в стратегической перспективе, и недвижимость будет дешеветь. И что будет падать в цене быстрее — неизвестно.

— Т.е. можно брать рублевую ипотеку?

— Главное — чтобы ваша недвижимость не обесценилась еще быстрее, чем рубль.

Леонид Рудницкий