6 октября 2009, 10:55

Выбор редакции

Славяне «Оленьих ручьев»: «Церковь должна оставить в покое и нас, и святилище Перуна»
Секспросвет. Как эпидемия ВИЧ возвращает половое воспитание в школы и детские дома Екатеринбурга
«Здание нужно было списать». Рухнувшую на ЗИКе крышу ремонтировали ради отмыва денег

Инвестиции в кризис. Михаил Прохоров, президент группы «Онэксим»

Нанотехнологии для группы «Онэксим» — совсем не новая тема.
— Почему вы решили инвестировать в нанотехнологии? Не считаете, что в преддверии и во время кризиса опасно вкладываться в новую область, особенно в стартапы?

— Я считаю, что инвестору, у которого есть финансовые возможности и знание темы, заходить в подобные проекты нужно именно в кризис. Себестоимость реализации любых проектов в кризисное время сильно снижается, и реализация их с точки зрения вложенных денег становится гораздо эффективнее. Другое дело, что мало кто в кризис может себе это позволить.

Что касается нашей группы, то нам интересны проекты в области нанотехнологий, и мы будем продолжать участвовать в реализации наиболее прорывных системных проектов, подобных «Оптогану». Эта тема для нас совсем не новая, я занимаюсь ею уже более шести лет и хорошо понимаю все перспективы использования новых технологий в промышленном производстве. Мы отбираем проекты на стадии их коммерциализации, отдавая предпочтение тем, которые можно достаточно быстро внедрить в производство и продвинуть на рынок. Такие проекты сложнее всего найти на начальной стадии исследований, а именно они имеют наибольшие перспективы. Ведь задача не в том, чтобы построить бизнес, подходящий для нанотехнологий, а в том, чтобы создать продукт с использованием нанотехнологий, востребованный бизнесом и потребителями.

— Устраивает ли вас сотрудничество с «Роснано» в совместном проекте «Оптоган» (на базе финско-немецкой Optogan, купленной «Онэксимом» в конце 2008 г.)? Как распределяются функции между партнерами? И вообще, как вы оцениваете деятельность госкорпорации при рассмотрении заявок претендентов на софинансирование проектов?


— Мы довольны взаимодействием с «Роснано». Наш совместный проект находится в стадии реализации. По нему была небольшая задержка, связанная со сменой партнера. Летом этого года в капитал «Оптогана» вошла Республиканская инвестиционная компания из Якутии, которая сменила Уральский оптико-механический завод.

Но сейчас все опять вошло в активную фазу, идет согласование проектной документации для строительства завода в Санкт-Петербурге. В конце 2010 г. мы должны увидеть первые российские светодиоды и светильники, изготовленные на их основе.

«Оптоган» — это совместный проект трех компаний, где нам вместе с изобретателями принадлежит контрольный пакет. У группы большинство в совете директоров компании. Мы в данном альянсе выполняем функцию головного предприятия, ответственного за возвращение в Россию передовых научных разработок и создание в нашей стране современного высокотехнологичного производства.

С точки зрения работы «Роснано», могу сказать, что корпорация работает крайне эффективно. Основная сложность их работы в том, что при очень большом объеме проектов по-настоящему прорывных и эффективных очень мало. Практически все проекты, поступающие в «Роснано», плохо структурированы и описаны. Сотрудникам корпорации приходится фактически самим конструировать проекты из сырых идей, которые приносят разработчики. Часто неплохая, но неоформленная идея требует отдельной огромной работы по формированию из нее бизнес-проекта. И здесь нужно отдать должное управляющим директорам «Роснано», которые разбираются и создают эти проекты, а дальше управляют их реализацией.

— «Онэксим» планирует инвестировать в другие компании, занимающиеся нанотехнологиями? Если да, то в какие области и сколько группа готова на них потратить? Когда ждете возврата от подобных инвестиций?

— Для нас это не вопрос суммы, которую мы готовы потратить. Значительно более важно найти интересные и системные проекты. Не локальные, а системные, так как нашей группе интересны именно такие. Мы, как крупный инвестор, хотим участвовать в реализации по-настоящему прорывных проектов, продукция которых будет востребована широким кругом потребителей. Например, светодиоды, которые будут производиться в рамках проекта «Оптоган» — это хороший пример такого продукта.

В настоящий момент мы рассматриваем еще целый ряд проектов и очень близки к вхождению в пару, но подробности смогу рассказать только после окончательного решения и подписания всех документов.

Сроки возврата инвестиций во всех проектах разные. Если брать светодиоды, то мы ожидаем окупаемости проекта уже в ближайшие три года. Но многое, конечно, будет зависеть от темпов выхода на проектную мощность завода в Санкт-Петербурге и в целом готовности страны к переходу на энергосберегающие технологии. В других проектах, которые мы рассматриваем, это тоже достаточно близкая перспектива — не более 3- 4 лет.