Раздел Банки
25 июля 2011, 09:21

Антон Соловьев: дефолт США — это политическая «страшилка»

Президент «Уральского банка реконструкции и развития» уверен: оснований для валютного коллапса нет никаких, а разговоры о дефолте в США — лишь политическая игра.

Мировая пресса уже давно начала обратный отсчет. До 2 августа осталась неделя. В этот день правительство США должно вынести окончательное решение об увеличении потолка госдолга. В противном случае стране грозил бы дефолт. Самые пессимистично настроенные аналитики уже предрекали ядерную катастрофу на мировых финансовых рынках.

Но страшного финала не произошло. Политические игры, судя по всему, закончатся классическим для американской культуры хэппи-эндом. Президент США Барак Обама утвердил план сенаторской комиссии о сокращении бюджетного дефицита на 3,7 млрд долларов, отмены некоторых налоговых льгот и реформировании системы медицинского страхования. Но стоит ли ставить точку в этой истории, а главное — как отреагируют валютные курсы на сложившуюся ситуацию — беседуем с президентом УБРиРа Антоном Соловьевым.

Антон Соловьев с самого начала был уверен, что никакого дефолта в США не будет. Слишком дорогая это цена за политические игры.

— Президент США Барак Обама уже договорился с сенаторами о сокращении дефицита бюджета на 3,7 млрд долларов, отмене некоторых налоговых льгот и реформировании системы медицинского страхования. Но точка в спорах между республиканцами и демократами не поставлена, в конгрессе еще много противников увеличения лимита госдолга США. По вашему мнению, сценарий дефолта США и, как следствие, валютного коллапса по-прежнему актуален?
— Такой сценарий с самого начала конфликта был неактуален. Конечно, США оказались у критической черты: такого размера долга — более 14 трлн долларов — не допускал ни один из президентов. Тем не менее, все, что происходит в США — скорее политические игры: противостояние республиканцев и демократов на фоне повышения рейтинга Обамы.

Угрозы дефолтом, который приведет к мировому финансовому апокалипсису, — «страшилки» для электората. Рано или поздно лимит заимствований будет поднят, и неважно, когда это произойдет. Вопрос только в том, какую политическую цену придется за это заплатить противоборствующим сторонам. И не более того. Поэтому я бы рассматривал ситуацию не в экономическом, а исключительно в политическом контексте.

Сегодня гораздо важнее события, которые происходят в Европе. Это гораздо серьезнее, чем технический дефолт США.

Сейчас гораздо важнее события, которые происходят в Европе. Только ЕС принял план по спасению Греции, как инвесторов шокировали сообщения о долговых проблемах Испании и особенно Италии. И если они не справятся с ситуацией, это может привести к огромным потерям для всей европейской банковской системы. И это гораздо серьезнее, чем технический дефолт США.

— И все-таки курс доллара к рублю постепенно падает: общий итог с начала года — минус 2,5 рубля. С чем связываете такое колебание курса?
— Во многом оно связано с позицией Банка России, кардинально изменившего сам подход к курсовой политике. На протяжении лет десяти, до 2008 года, у ЦБ было две задачи: контроль и за инфляцией, и за курсом доллара. Сейчас Центробанк по-прежнему пытается обуздать инфляцию, но курс рубля теперь привязывает к бивалютной корзине, то есть регулирует курс рубля по отношению и к доллару, и к евро.

Это привело к тому, что при неизменности соотношения курса рубля к бивалютной корзине по отношению к доллару и к евро он может существенно меняться. Более того, ЦБ периодически меняет границы рублевого коридора, и сегодня коридор возможных колебаний курса рубля к доллару составляет 4 рубля.

Результат такай политики — вот уже полгода мы наблюдаем укрепление национальной валюты. Но при нынешних высоких ценах на нефть оно могло быть еще сильнее, если бы не отток капитала из России.

Новая курсовая политика ЦБ привела к укреплению рубля, которое мы наблюдаем уже полгода. Но при нынешних высоких ценах на нефть оно могло быть еще сильнее, если бы не отток капитала из России.

— Крепкий рубль нам нужен?
— С одной стороны, в сегодняшней ситуации крепкий рубль для российской экономики, которой требуется модернизация, — благо, потому что оборудование, технологии мы закупаем в основном за рубежом. И при существующем курсе доллара покупательская способность рубля высока как никогда: провести модернизацию можно за меньшие деньги, тем самым значительно сократив сроки окупаемости инвестпроектов.

С другой стороны, при девальвации рубля (например, если бы доллар стоил 40 рублей) наша продукция на мировом рынке продавалась бы дешево, за счет чего мы бы увеличили объем продаж, и, как следствие, вырос бы объем налоговых поступлений в российский бюджет.

Что нам важнее — больше продавать наших товаров за рубежом или дешевле покупать технологии и оборудование? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Я считаю, что слабый рубль при существующей структуре экономики, — благо.

При девальвации рубля (например, если бы доллар стоил 40 рублей) наша продукция на мировом рынке продавалась бы дешево, за счет чего мы бы увеличили объем продаж. Но в то же время мы бы не смогли позволить себе столь желанную модернизацию.

— По-вашему, к чему приведут такие колебания курса рубля по отношению к курсу доллара?
— К тому, что, выезжая за рубеж, россияне смогут приобрести больше товаров и услуг.

— С учетом сложной ситуации в европейских странах что будет с рублем, евро, долларом?
— Возможны два варианта развития событий. Первый предполагает благоприятное разрешение долговых проблем в европейских странах, если удастся найти компромиссные решения. Тогда цены на нефть остаются высокими, и курс рубля по отношению к доллару может находиться в диапазоне 27-28,50. На мой взгляд, это наиболее вероятный сценарий.

Другой вариант — выход Греции из Евросоюза, введение собственной валюты, ее девальвация. И в результате — дефолт. При таком развитии событий негативных последствий не избежать с точки зрения устойчивости спроса в мировой экономике.

Следствием такого развития событий может стать снижение цен на нефть, что приведет к небольшому удешевлению рубля по отношению к доллару. Но и в этом случае, думаю, серьезных потрясений для рубля не произойдет.

Рубль не ждут серьезные потрясения, даже если цены на нефть пойдут вниз.

— Наши люди склонны принимать эмоциональные решения. Недавно ЦБ был вынужден выступить с призывом к населению: не избавляться в панике от американской валюты. Ваш совет: в чем хранить деньги?
— В рублях, потому что сейчас рублевые ставки дают доход выше инфляции. Менять рубли на доллары или евро имеет смысл, только если предстоят зарубежные поездки или возникла необходимость какой-то конкретной покупки. А еще лучше, если хотите что-то купить, сделайте это сегодня.

В последние год-два практически все валюты стали уязвимы и ненадежны, так что сейчас самый прагматичный вариант сохранения денег — покупка активов. Сейчас лучше тратить, чем копить. А если уж и сберегать, то в рублях.

— Вы в какой валюте деньги храните?
— В рублях.