Раздел Банки
10 августа 2012, 15:31

Евгений Афанасьев, УБРиР: «Золото — зеркало мировых потрясений»

Начальник отдела операций с драгоценными металлами УБРиР рассказал Порталу 66.ru, почему цены на золото в России зависят от индийских свадеб.

В 2011 году мы стали свидетелями, пожалуй, самых значительных колебаний стоимости золота за посткризисный период. Взлетев к осени почти до $2000 за унцию, в декабре оно обрушилось до отметки $1500 и до сегодняшнего момента так и не смогло повторить летний успех. Это выглядит по меньшей мере любопытно, если учесть, что в ожидании очередных экономических потрясений инвесторы обычно вкладываются в надежные активы, тем самым подстегивая цены на них. Этот и многие другие парадоксы современного «золотого» рынка мы обсудили с Евгением Афанасьевым.

«До 2000 года золото падало в цене 20 лет подряд».

— Во время прошлогодних экономических колебаний финансисты провозгласили золото «тихой гаванью» для инвесторов. Сегодня оно сохраняет этот статус?
— Безусловно. Сейчас золото находится в 12-летнем цикле роста, оно дорожает примерно с начала 2000 года. Такая динамика, по прогнозам аналитиков, сохранится минимум до 2014 года. Конечно, в этот период рынок видел и существенные коррекции, но в целом золото продолжает расти, поскольку в его цене традиционно отражаются наиболее глобальные факторы: общемировая инфляция, политические риски и нестабильность ведущих экономик мира. Когда всему миру плохо, золото растет, опять же потому, что носит статус «тихой гавани», в которую инвесторы заходят при малейших потрясениях.

— Вы говорите, что рост цены на золото может продлиться до 2014 года. А что потом? Цены начнут снижаться?
— Никто не может сказать, начнется ли после этого тренд на понижение и насколько долгосрочным он будет. Напомню, что до 2000 года золото падало 20 лет подряд, начиная с 1980 года. То есть такие циклы очень длительные по сроку, и точно прогнозировать, когда закончится один и начнется второй, невозможно. Аналитики строят гипотезы исходя из информации, которая доступна им сегодня. Они не знают, что будет завтра. А сегодня золото все еще выглядит привлекательным для инвестиций.

— Мы видели, что золото активно росло до прошлой осени, а потом очень резко упало и снова начало расти только в конце 2011 года.
— Это не совсем верно. В прошлом году было сразу несколько серьезных колебаний котировок, а с нынешнего февраля золото стабильно падает в цене. Это связано с коррекцией рыночных цен и с укреплением в этот период курса доллара по отношению к золоту и евро. Конечно, разумно было бы покупать металл в момент коррекции, но, к сожалению, каждый инвестор может этому научиться только на собственных ошибках. К универсальному совету о том, что не следует держать все золотые яйца в одной корзине, можно добавить только то, что в золото имеет смысл вкладываться на длительный срок — год, два. Тогда, учитывая долгосрочный тренд роста цены на золото, не получится такой ситуации, что вы купили его по максимальной цене, а через полгода продаете по минимальной.

«Когда были разрушены башни-близнецы в Нью-Йорке, цена на золото в течение 10 минут взлетела на 40%».

— Мы много говорим про золото в качестве инструмента инвестирования, при этом забывая, что на свете существуют еще как минимум серебро, платина и палладий. Как они чувствуют себя сегодня?
— Другие драгметаллы не могут догнать золото по инвестиционной популярности. Тот же палладий не так сильно завязан на монетарной политике мировых государств. Цены на него больше зависят от состояния дел в автопроме, потому что почти 90% спроса на палладий приходится на производство автомобильных катализаторов. Весь остальной объем используется в основном при производстве электронных гаджетов. Конечно, сейчас ювелиры пытаются поднять спрос на изделия из палладия. Внешне он похож на платину, а стоит при этом почти в три раза меньше. Но изменение вкусов потребителей — процесс длительный и требующий больших вложений в рекламу. Инвесторы прохладно относятся к палладию еще и потому, что рядовой игрок не сможет спрогнозировать по новостям изменение его стоимости. Если, к примеру, General Motors создаст катализатор для дизельного двигателя, применяя палладий, а не платину, это подстегнет спрос на палладий и, соответственно, цену на него. Но General Motors не станет трубить на весь рынок, что они создали такой катализатор, потому что им интересно покупать палладий по текущей цене.

— А каковы шансы стать привлекательными у серебра и платины?
— Они тоже считаются скорее техническими, чем инвестиционными металлами, хотя и имеют больше общего с золотом, чем тот же палладий. Скажем, инвесторы могут использовать по отношению к ним методы анализа, справедливые и для золота. При этом котировки серебра и платины обычно не колеблются так резко, как может колебаться палладий.

— Какие ситуации на рынке могут повлечь взрыв цен на золото?
— К примеру, в 2001 году, когда были разрушены башни-близнецы в Нью-Йорке, цена на золото в течение 10 минут взлетела, если я не ошибаюсь, процентов на 40. Такого рода события, однозначно негативно влияющие на ход мировой истории, всегда приводят к тому, что инвесторы начинают скупать золото. Это, конечно, был крайний случай, но очень показательный. Другие события можно отчасти предсказать, рынок ждет их, и поэтому цены изменяются, как правило, еще до их наступления. Если мы говорим в целом, то на цену золота влияет абсолютно все. Политика, экономика, финансы, войны, наводнения, землетрясения, забастовки, что угодно. Никакой другой инструмент инвестирования не является столь ярким отражением всего, что происходит вокруг.

— Сегодня возможно появление инструмента, который сместит золото с поста «тихой гавани»? В прошлом году многие финансисты чрезвычайно активно продвигали, например, юань.
— Нет. Понятно, что всем хочется создать некий инструмент, который пользовался бы безоговорочным доверием участников рынка и при этом слабо зависел от смежных с ним инструментов. Но пока вся работа по его созданию находится на уровне политических рассуждений. Юань же не сможет стать полноправной международной валютой до тех пор, пока китайские власти не снимут «ошейник» с его внутреннего курса и не позволят ему зависеть от внешних рынков.

«Рынку банковских металлических счетов не хватает многих элементов».

— Тогда складывается интересная ситуация. Все готовятся к новым всплескам кризиса. На мой взгляд, логично было бы банкам вновь начать активно рекламировать золото, как в прошлом году. Но они молчат.
— Лично я не вижу никакого охлаждения интереса банков к продвижению металлических счетов. Возможно, отдельные банки рекламируют эту услугу не так активно, потому что ставят на другие продукты. Но как сотрудник банка, который одним из первых в регионе начал работать с золотом, я вижу, что все больше игроков заявляет о намерении выйти на этот рынок. С другой стороны, заметно, что рынку металлических счетов не хватает многих элементов.

— Каких, например?
— Например, сейчас владельцы металлических счетов в разных банках не могут переводить золото друг другу. Они могут только закрыть счет в другом банке и открыть его по новой в другом. Было бы логично предоставить им такую возможность.

— А что она даст клиентам банков?
— С ней мы станем на шаг ближе к цивилизованному банковскому рынку. Я не раз сталкивался с ситуацией, когда к нам приходит потенциальный клиент и говорит, что у него уже есть золотой депозит в сторонней структуре, но по ряду причин он хотел бы перевести его к нам. Но сейчас он не может в своем банке написать поручение на перевод и прийти к нам на подпись документов. Он должен сначала продать металл, получить деньги, прийти к нам в банк, купить металл у нас и положить его на счет.

«На мировой стоимости металла сказываются в первую очередь индийские праздники».

— Если банки заинтересованы в оказании такой услуги, то почему она до сих пор недоступна?
— Чтобы ее ввести, надо прежде всего сформировать спрос со стороны клиентов. Сейчас идет процесс накопления металлических счетов в банках, вкладчики становятся более грамотными, начинают узнавать, что это за продукт и как им пользоваться. Соответственно, растет и рынок. Как известно, в определенный момент количество переходит в качество. Вот и введение корреспондентских отношений между клиентами разных банков станет качественным изменением.

— Поделитесь сакральным знанием: как все-таки неискушенный инвестор может определить наиболее удачный момент для покупки золота?
— Точно ответить на этот вопрос невозможно, но нужно иметь в виду, что спрос и цена золота сильно зависят от сезона. Это связано с физическим потреблением и производством металла. Пик его добычи и производства приходится на летние месяцы, потому что зимой либо добычи нет совсем, либо она крайне затруднена. С другой стороны, спрос на золото поднимается где-то в октябре-ноябре в преддверии масштабных праздников — Рождества, Нового года. Очень сильно спрос привязан к индийским праздникам, потому что Индия до недавнего времени была самым крупным потребителем золота в мире. Они покупали около 800–900 тонн в год. Даже сегодня, когда по потреблению их обогнал Китай, на мировой стоимости металла сказываются в первую очередь индийские праздники. Они начинаются примерно с октября, а с декабря по март к ним подключается сезон свадеб. Так что в условиях стабильности мировой финансовой системы благоприятным моментом для покупки золота являются летние месяцы, а для продажи — осенние и зимние. Но во время кризиса эта сезонность существенно смазывается, поскольку, как я уже говорил, любые экономические потрясения подстегивают стоимость золота.

Фотографии: Дмитрий Горчаков