Раздел Банки
26 апреля 2012, 14:35

Михаил Ситников, банк «Екатеринбург»: «Мы никого не тянем в свои проекты силком»

Глава муниципального банка ответил Порталу 66.ru на вопросы о пропусках в школы, изменении тарифов на пользование «Екартой» и участии в проекте универсальной электронной карты.

Михаил Ситников раскладывает на своем столе ворох пластиковых карт, как наглядное пособие для беседы. Среди них — непременная расчетная карта горожанина, она же «Екарта». Такая есть у каждого сотрудника банка, независимо от того, как часто он передвигается на общественном транспорте. Один из старожилов уральского финансового рынка, подконтрольный мэрии Екатеринбурга, банк «Екатеринбург» сегодня специализируется на работе с зарплатными проектами. Так что о сегодняшних реалиях банковского «пластика» его руководство знает не понаслышке.

«Сегодня дебетовые и кредитные карты дают их владельцам реальную возможность жить по-новому»

— Банковские карты сравнительно недавно превратились из средства для обналичивания денег в многофункциональный платежный инструмент. На ваш взгляд, как будет дальше развиваться этот бизнес?
— Действительно, количество операций по картам, не связанных с получением наличности, неуклонно растет. Это и мировой, и российский опыт, и опыт Свердловской области. Я считаю, в дальнейшем в первую очередь будут развиваться скорость, простота и удобство расчетов. Но здесь одно банковское сообщество ничего не сделает, поскольку ему нужны партнеры в лице торгово-сервисных предприятий, которые принимают карты в качестве расчетного инструмента. Количество таких предприятий неуклонно растет, и сами хозяева бизнеса, и малого, и крупного, уже проявляют активный интерес к банковскому «пластику». Так что сегодня дебетовые и кредитные карты дают их владельцам реальную возможность жить по-новому.

— Вы говорите, что представители малого и среднего бизнеса проявляют все большую заинтересованность в оборудовании своих предприятий устройствами для приема карт. Но я часто слышу от них, что это связано с большими затратами и проще вести расчет по старинке через кассу.
— Такая позиция, на мой взгляд, является больше данью традиции. Нам известны сотни случаев, когда малый бизнес устанавливает у себя терминалы для приема карт, сам ищет партнеров среди банков. А подталкивает предпринимателей к этому клиент, потому что количество владельцев карт в области постоянно растет. Если человек говорит: «У меня нет наличных, но есть карта», а эту карту не принимают, он разворачивается и уходит. Соответственно, торговец теряет выручку. Установка терминала, конечно, связана с существенными расходами. Кроме того, банк тоже не бесплатно обслуживает операции с терминалом. Но, с другой стороны, можно легко сосчитать, во сколько бизнесу обходится обработка наличных денег — инкассация, пересчет, хранение, в конце концов. Не факт, что эти расходы будут меньше банковской комиссии.

— Как сегодня банк развивает бизнес по обслуживанию расчетной карты горожанина?
— Эта карта в свое время начиналась исключительно как электронное средство платежа в транспорте. Но это, по существу, самая настоящая банковская карта, и банк, как ее эмитент, отвечает за сохранность средств на ней. Поэтому мы, естественно, начали предлагать владельцам карты все, что умеем. И вторым нашим действием стал поиск партнеров в лице небольших предприятий общественного питания, которые были готовы использовать эту карточку у себя в кассе. Уже после раздачи в столовой можно рассчитаться карточкой, а такой платеж является классической расчетной операцией. Сейчас карта применяется в школах для расчета за питание в буфете. В городе проводится эксперимент, в котором уже участвуют 6 школ. С начала года в этих школах было проведено больше 10 тысяч расчетных операций с картой. К тому же, она может использоваться как обычный пропуск.

— В школу, вы имеете в виду?
— Да. Там, где есть турникеты для контроля доступа, данные карты считываются специальным устройством, и появляется информация, что такой-то ученик пришел в школу в 7 часов 59 минут.

«Мы пришли в школы и сказали: «Вы можете делать какие угодно пропуска. Можете их совместить с этой банковской картой, и ваш ребенок сможет съездить еще на трамвае в вашу школу. А еще вы точно будете знать, куда ребенок потратил деньги»

— К слову об использовании «Екарты» в качестве школьных пропусков — что сейчас происходит с этим проектом? В конце прошлого года вокруг него поднялся сильный шум.
— Я замечу, что шум подняли те, для кого шуметь — это профессиональная деятельность. Все школы, в которых мы вводим «Екарту», сами изъявили желание участвовать в этом проекте. Мы выходили на родительские собрания, проясняли родителям, как будет работать система. Еще один момент: банк не занимается вопросами доступа в школу и обеспечения безопасности ребенка, это компетенция руководства школ, городских властей. Мы пришли в школы и сказали: «Вы можете делать какие угодно пропуска. Можете их совместить с этой банковской картой, и ваш ребенок сможет съездить еще на трамвае в вашу школу. А еще вы точно будете знать, куда ребенок потратил деньги». Кто-то согласился, кто-то отказался. Силком мы никого в этот проект не тянули.

— С чем связано недавнее повышение тарифов на обслуживание «Екарты»?
— Наверно, с увеличением расходов транспортных компаний. Себестоимость одной поездки до сих пор выше ее цены. Но вообще, это вопрос не к нам. Мы выпускаем карту и проводим операции с фиксированной комиссией.

— Интересна такая техническая деталь: «Екарта» привязана к традиционному банковскому счету?
— Это обычный банковский счет. При этом мы даем клиентам возможность привязать к одному счету несколько разных карт. Например, стандартный банковский «пластик», расчетные карты крупных компаний, вроде топливной карты «Газпрома».

— А с какой целью люди заводят на один счет по нескольку карт?
— Разные сферы применения. Обычным «пластиком» можно рассчитываться в торговых точках, но в автобус с ней уже не зайдешь. Им можно рассчитаться на заправке, но бонусы по заправочной карте уже будут недоступны. Так что использование нескольких карт, привязанных к одному счету, вполне логично.

— Кроме «Екарты», какие еще «карточные» проекты банк реализует совместно с администрацией?
— Наш ключевой совместный проект на протяжении уже более 10 лет — безналичные расчеты при выдаче заработной платы. В городе, образно говоря, работает одна касса — казначейство. В определенный момент городу понадобилось исключить оборот наличных денег в принципе, поэтому сегодня все городские бюджетники получают зарплату на счета в банке. И когда в городе открываются новые учреждения социальной сферы, они чаще всего идут к нам. Хотя бывает так, что достигают договоренностей с другими банками.

«Мы присматриваемся к проекту универсальной электронной карты, но смысл ее создания пока не очевиден»

— В прошлом году очень много и долго обсуждали тему создания универсальной электронной карты. На мой взгляд, для вас она актуальна больше, чем для любого другого банка в городе. Планируете ли вы свое участие в этом проекте?
— Мы пока присматриваемся, что происходит. Было заявлено, что этот проект начнут крупные московские банки, но в этом направлении пока ничего не делается. Я лично не совсем понимаю, для чего нужна такая карта. Одно дело, когда государство заявляет, что нужно снабдить людей электронной копией паспорта. Совсем другое — когда предлагается эту копию привязать к банковскому счету. Эту идею озвучили несколько лет назад, но до сих пор ее никаким образом в жизнь никто не воплотил. Потому что это никому не надо. Сегодня есть карты Visa, Mastercard, этого вполне достаточно, на мой взгляд.

— Исторически так сложилось, что у нас в каждом крупном городе есть банк, который «заточен» на обслуживание городских структур. С чего начинался банк «Екатеринбург» и какие задачи перед ним ставились?
— Банк создавался по инициативе Аркадия Чернецкого, тогда бывшего главой города. В то время в стране развивалась система местного самоуправления, и мы создавались как элемент финансовой инфраструктуры, обслуживающей городское хозяйство. Все разрозненные финансовые потоки предприятий нужно было сосредоточить в одном месте, чтобы получить ресурс для кредитования, в частности. Вот этим мы и занимаемся по сей день. А начиналось все с программы жилищных облигаций. Человек покупал облигацию и получал за нее квадратный метр жилья. Бумаги выпускал город, мы ему помогали их продавать, принимали граждан. Эта программа работала около 10 лет.

— С тех пор, как Аркадий Чернецкий покинул пост главы города, вашему банку периодически предрекают серьезные финансовые проблемы. Как вы прокомментируете эти выпады?
— Такие выпады были всегда. Ставки делали, сколько банк простоит, больше пяти лет никто не давал. Но ведь банк — это не структура, подконтрольная лично Аркадию Чернецкому. У нас полная преемственность — сейчас пост председателя совета директоров занимает Александр Якоб. Банк ликвидный, у нас высочайшие рейтинги, которые нам присуждают авторитетные и совершенно сторонние организации. Мы публичны, прозрачны, вся информация о нас находится в публичном доступе. За нами муниципалитет, за нами население, поэтому мы опозориться не имеем права. Меня просто расстреляют на площади без суда и следствия, если тут что-нибудь случится. И правильно сделают. Поэтому мы ведем себя аккуратно.