Раздел Авто
9 мая 2010, 04:52

«Эх, путь-дорожка фронтовая!»: примеряемся к самому первому «Джипу» — Wyllis

«Эх, путь-дорожка фронтовая!»: примеряемся к самому первому «Джипу» — Wyllis
Фото: © 66.ru
Этот американский автомобиль для многих людей нашей страны — родной. Его помнят и любят ветераны, его знает и уважает молодое поколение.

— «Виллис»! Это же «Виллис»?!
— Да, но не совсем… Это «Форд».

— В смысле?
— Ну, вот так: «Форд». Вот даже табличка на панели.

Рассказывая знакомым о том, какой автомобиль мы выбрали для теста в преддверии празднования 65-й годовщины Великой Победы, я всем говорил, что поеду на «Виллисе». Но это было не совсем правдой, потому что марка этого автомобиля «Форд».

Ford GPW.

Но покажи этот «Форд» любому мало-мальски разбирающемуся в автомобилях человеку и спроси, что это за машина, он с уверенностью ответит: «Виллис»! Почему? Ну, это как «Москвич» ижевского завода или «Ока», собранная на КамАЗе. Вроде и камазовский мустанг на эмблеме, а все равно «Ока».

Решетку радиатора с вертикальными прорезями фирма Willys тоже запатентовала

Дело в том, что в тендере, объявленном командованием вооруженных сил США на разработку нового транспортного средства для армии, победила крохотная компания American Bantam. У военных возникли сомнения, справится ли она с большим заказом. В результате было решено привлечь крупнейших на тот момент автопроизводителей страны — Ford и Willys-Overland.

Поскольку автогиганты имели собственные наработки по вездеходу, то впоследствии был создан единый вариант, включающий все лучшее от трех производителей. Хотя некоторые конструктивные отличия автомобили все же имели.

Еще во время испытаний эти машины получили прозвище Jeep, которое после окончания войны было зарегистрировано фирмой Willys как торговая марка, а затем и вовсе стало именем нарицательным, обозначающим все автомобили этого типа, что-то вроде ксерокса, джакузи и поролона.

Таблички несут всевозможную информацию об автомобиле. От серийного номера до того, как управляться с рычагами трансмиссии. Кстати, «Виллис» бардачка не имел, этим мог похвастаться только «Форд».

Прежде чем выдвинуться на позиции, переодеваюсь в шоферскую робу, к которой полагается солдатский полевой ремень и пилотка. С униформой тоже ребята из «Авторетро» помогли. Согласитесь, ездить на такой машине в футболке и джинсах — моветон.

Сначала за рулем Михаил Рыжков — младший сын того самого Михаила, который помогал нам в проведении тест-драйва БТР-152.

Я усаживаюсь справа и защелкиваю «дверь», представляющую собой брезентовый ремень, на карабин. Можно ехать.

На улице май, но кажется, что лето в полном разгаре. Тепло и солнечно. Справа от нас на перекрестке останавливается минивэн, водитель опускает стекло и показывает поднятый вверх большой палец. «Здорово?! — спрашиваю я — А так?» — с этими словами надеваю на голову пилотку для завершения образа. «Вообще класс! Тоже такую два года носил!» — кричит он.

Многие пешеходы оборачиваются на наш раритет, улыбаются. А водитель серебристой Camry предложил поменяться автомобилями. Но мы не стали, даже не глядя на его козырные номера серии ААА — таких коней ни на какой переправе не меняют!

Сиденья «Форда» расположены низко и близко к передней панели, оттого ноги девать некуда и приходится садиться внутрь с задранными вверх коленками. Держаться особо не за что, и поэтому я просто намотал «дверь» на руку, так надежней. Однако особенности этого «ветерана» не воспринимаются как его недостатки, скорее, наоборот, как мои! Люди на таких машинах годами воевали, а ты немного потерпеть не можешь! Потом начинаешь просто удивляться, а иногда и умиляться техническим решениям сороковых.

Ford GPW уже в те годы имел систему «доступа без ключа». Никакой электронной метки носить в кармане не требовалось, просто подходишь к «двери», берешься за карабин и открываешь.

Заводился, как и положено, — с кнопки. Нужно было только включить зажигание (серый тумблер):

…Затем включить стартер, нажав кнопку (торчит из пола рядом с красным проводом), — и готово!
Функции охранной системы выполняли караульные с автоматами — очень надежное техническое решение.

Чтобы копаться в моторе в темное время суток, «переноска» не нужна. Фары можно развернуть в обратную сторону и направить в подкапотное пространство.

Бензобак находится под сиденьем водителя. Передняя часть подушки ничем не крепится к каркасу и просто откидывается вверх, а не падает, потому что ложится на обод руля. Главное — сразу после заправки не курить в салоне.

Фирменная 20-литровая канистра с логотипом США входит в базовую комплектацию и играет роль резервного бака. Серая пластмаcска (!) рядом с канистрой — штепсельная розетка для фонарей прицепа.

А чего стоят дворники с пневматическим приводом! От впускного коллектора к дворникам идет трубка, и, как нам обещал Михаил, чем больше газу — тем быстрее работают дворники. Такой вот датчик дождя сороковых. Надо попробовать. Заводи дворники!

Запустили мотор, щелкнули тумблером на приводе стеклоочистителей — работают! Вот только жмешь на газ — и щетки сбавляют ход, отпускаешь — ускоряются. Странно. Ну да ладно, если что, можно и тряпкой стекло на ходу протереть, конструкция автомобиля это позволяет.

Были в истории автомобиля дворники и с гидравлическим приводом, и с механическим. Который, в свою очередь, делился на ручной и ножной.

Прибыв в лесопарк, благодаря смелым и решительным действиям захватываем высоту (Ford легко взобрался на 45-градусный подъем, пусть и с небольшого разгона, но на заднем приводе и прямой передаче в раздатке), укрепляемся на ней, разложив сумки с аппаратурой и выставив штативы.

Автомобиль в стиле милитари. Но никакой угрозой от него не веет. Симпатяга!

Пока наши фото- и видеокорреспонденты ведут перекрестную съемку, продолжаю изучать технические особенности автомобиля. Самая яркая деталь интерьера — крепление для стрелкового оружия:

Оно откидывается вместе с лобовым стеклом. Приклад зажимается специальными пружинными пластинами, а ствол удерживает задвижка.

Руль, по тогдашней моде, большой и с тонким ободом, но вращается довольно легко. Насколько знаю, еще одно отличие «Форда» от «Виллиса» — залитые эбонитом рулевые спицы, но здесь они просто стальные. Руль не от «Форда»?

Сначала я подумал, что кнопка клаксона где-то на панели. Но нет, все, как и положено, на ступице руля. Только кнопка больше похожа на гайку. Труба большая, но сигнал звучит как-то приглушенно.

Этими дощечками с брезентовыми накладками крышка капота в открытом положении опирается на лобовое стекло.

Ну, или стекло опирается на капот. Вот только дворник почему-то задевает за крышку капота, пришлось подложить перчатку.

Под капотом — двигатель Willys 442 Go-Devil объемом 2,2 литра и мощностью 60 л.с. при 3600 об./мин. Диаметр цилиндра 79,4 мм, ход поршня в 111,1 мм. Это был самый длинноходный мотор, когда-либо выпускавшийся серийно, что обеспечивало ему тракторную тягу на низах.

Под капотом все родное. Кругом надписи на английском языке.

Электрооборудование рассчитано на 6 вольт.

Фары с секретом: под обычными фарами расположены еще и светомаскировочные подфарники.

Прокатимся? Прокатимся, но сначала сложим тент, чтобы GPW предстал перед нами во всей красе. Отщелкиваем заклепки и сворачиваем верх как плащ-палатку. Готово. Заодно складываем и лобовое стекло.

Подножка является логическим продолжением переднего крыла: очень короткая, и толку от нее мало. Ну, вроде залез. Руль лежит на бляхе ремня, колени на уровне локтей, очень хочется отодвинуться назад, но нельзя.

Говорят, раньше люди были меньше, чем сейчас, но не семьдесят же лет назад это было! Щелкаю тумблером зажигания, стрелка амперметра отклоняется вправо. Где там кнопка «пуск»? Ага, нащупал. Двигатель чихнул — и завелся.

На дороге общего пользования возникают трудности: зеркало заднего вида только одно, а указатели поворота отсутствуют.

Сцепление выжимается легко, рычаг назад — и включаем первую. Интересно, в какой момент тут сработает сцепление? На всякий случай даю газу побольше. Поехали.

Обалдеть! Я еду на машине 1944 года выпуска!

Кругом деревья, а педаль тормоза очень высоко. Правую ногу приходится практически прижимать к животу, прежде чем поставить на педаль. Если кто в те годы и думал об эргономике, то точно не разработчики джипов.

Благодаря компактным размерам «Форд» легко маневрирует среди деревьев.

Немного освоившись, разгоняюсь и (как там двойной выжим делается?) втыкаю вторую. Рулится машина лучше, чем ожидаешь: база короткая, руль, как уже говорил, довольно легкий. Разворачиваться и сдавать задним ходом тоже без проблем — обзор отличный, крышу ведь сложили.

Еще одна приятная неожиданность — неплохая плавность хода. Да, на ямах и ухабах, как после бомбежки, машина откровенно скачет, но, во-первых, большинство современных автомобилей в этих условиях уже пробили бы подвеску, а во-вторых, на грунте лесопарка и просто неровном асфальте Ford GPW вполне комфортен. Смею предположить, что это заслуга колес большого диаметра и высокопрофильных шин.

Многие советские машины того времени не могли похвастаться одометром. А здесь еще и амперметр, и указатели давления масла и охлаждающей жидкости.

Проводить широкомасштабные испытания проходимости почтенного «американца» мы не стали. Ни к чему ему сейчас лишние нагрузки, нужно беречь силы для празднования 9 Мая в составе колонны из других ретроавтомобилей. Немного прокатились по косогорам и складкам местности, затем залезли под днище и просто визуально оценили внедорожный потенциал.

Передний мост у него — фирмы «Спайсер». Слово «спайсер», так же как и «джип», сегодня стало нарицательным. Иногда говорят: «Мосты типа «спайсер».

Такой мост, в отличие от популярного на УАЗах разрезного, на бездорожье будет нагребать картером дифференциала грунт или снег, зато прочнее и проще в ремонте.

Задний мост — тоже «Спайсер» и конструктивно аналогичен переднему, что облегчает ремонт в полевых условиях. Специальная обработка зубьев шестерен главных передач позволяла работать им на обычных смазках типа «Нигрол», в отличие от других американских автомобилей. Дифференциалы не блокируемые.

Для лучшей развесовки двигатель находится за передним мостом. Картер прикрыт защитой. Подвеска — классическая рессорная. Амортизаторы — телескопические, двойного действия, с возможностью изменять рабочие характеристики без разборки узла.

Коробка передач и сблокированная с ней раздатка тоже прикрыты «броней». Коробка Warner T84J трехступенчатая несинхронизированная.

Раздаточная коробка — двухступенчатая, с возможностью подключения переднего моста. Тормозной барабан с ленточным тормозом установлен на вторичном валу раздатки.

Левый рычаг подключает передок, правый включает пониженную передачу.

Чтобы поставить Ford на ручник, нужно потянуть за эту кочергу. На нашем экземпляре он не работал. Для 66-летнего автомобиля простительно.

Поперечная рулевая тяга — разрезная, с промежуточным двуплечим рычагом.

В самых тяжелых внедорожных условиях, когда полный привод и понижающая бессильны, помогут эти ручки. Как? Да просто! Бойцы вылезут из машины, возьмутся за них и перенесут джип на другое место! Снаряженная масса 1050 кг, а бойцов, как мы убедились, входит много.

Еще по дороге в лесопарк я заприметил дом как после бомбежки. Почему бы не поснимать нашего питомца на фоне этих развалин? Грузим в Ford аппаратуру и грузимся сами. Итого нас пять человек разного калибра. Войдем? Задний диван считается полуторным. Но при желании сзади можно разместиться и втроем, используя крылья задних колес, что мы и сделали.

В крылья встроены не то бардачки, не то багажники:

Вошли. Едем. На этот раз я сел сзади, чтобы ощутить, каково приходится пассажирам. В тесноте да не в обиде! По армейским меркам очень даже неплохо, главное — помнить, что ты сидишь практически на улице, и не выставлять наружу локти — велика вероятность приложится ими об деревья.

Интересно, а как на таких машинах наши деды и прадеды зимой ездили? Крыша — одно название, двери тоже, печки нет. И ведь не просто ездили, а и раненых из-под обстрелов вывозили, и даже в атаку ходили.

На автомобиль ставился 12,7-мм пулемет — и он использовался как машина переднего края. За годы войны Ford GPW и Willys MB приобрели фанатичную преданность всех, кто был с ними связан. Понравился он и нам. Хорошо, что сегодня можно благодаря таким «машинам времени» перенестись в прошлое. А вернувшись, немного по-иному взглянуть на настоящее.

Сегодня много спорят о ленд-лизе: велика его роль в Победе или нет. Смогли бы мы победить без этих поставок или нет. Много или мало нам поставляли союзники и могли или не могли больше. Но один факт не вызывает сомнений: ленд-лиз спас сотни тысяч жизней советских граждан. И уже за одно это низкий вам поклон, союзники!

Выражаем благодарность клубу «Авторетро» за помощь в организации и проведении съемок.
Текст: Константин Георге
Фото: Николай Ковалевский
Видео: Прохор Коробейников
В сюжете использованы архивные материалы кинохроники Второй мировой войны.

© 66.ru