Раздел Авто
14 октября 2013, 08:30

Когда мужчины были Мужчинами: смотрим «Гонку» Рона Ховарда

За несколько дней до начала проката мы отсмотрели первый за полвека фильм о «Формуле-1». Эмоции переполняют, не терпится поделиться.

Он — плейбой и герой-любовник, безбашенный, быстрый, знающий только два состояния — «В полный газ» и «В умат». Его заклятый соперник — человек с калькулятором в голове, адепт логики, разума и мотивированного риска.

Один — баловень судьбы и любимец публики, энтузиаст. Второй — занудный профи. Это Джеймс Хант и Ники Лауда — два главных героя «формульных» семидесятых. Непримиримые соперники на трассе, демонстрировавшие не на словах, но на деле разницу подхода к гонкам в частности и жизни в целом. Хант взял свой титул и успокоился, Лауда фактически сгорел заживо на Нюрбургринге, но аки Феникс воскрес и снова вышел на старт. Почти 40 лет спустя об этом легендарном противостоянии поставлен фильм.

Великих дуэлей в F1 было три: Хант — Лауда, Сенна — Прост, Хаккинен — Шумахер. Третья, надеюсь, ждет своего часа, про вторую снят прекрасный документальный фильм «Сенна», о первой повествует ховардовский «Rush». И, в отличие от Сенны, повествует в художественном, игровом ключе.

Как и в случае с любым фильмом, основанном на реальных событиях, авторы рискуют увязнуть в исторических деталях, потеряв за ними драму, а рецензенты рискуют перегнуть палку в поиске исторического соответствия, позабыв, что перед нами пусть и фактурная, но все же не документалистика.

Создателям пройти на стыке игрового и документального кино удалось идеально — начиная от тотального портретного сходства главных героев, кончая неведомо как воссозданной атмосферой брутальных и реально рисковых гонок семидесятых. Но за скрупулезной детализацией эпохи не потерялось главное — история, настоящая человеческая и спортивная драма, которую нарочно не придумаешь. И характеры, не нарисованные воображением сценариста, но подсказанные самой эпохой.

«Гонку» можно и нужно смотреть, даже не будучи фанатом автогонок. Но чтобы понять ее лучше, надо углубиться в эпоху. Эпоху, когда у мужчин еще были стальные нервы, и, выходя на старт, они четко понимали, что до финиша могут не доехать. По крайней мере живыми. Смерть не просто маячила где-то вдалеке неведомой абстракцией — она скакала перед гонщиками, размахивая косой.

«Когда регулярно смотришь в лицо смерти — живешь острее», — скажет Хант киношный. Так же остро жил и Хант реальный. Дышал полной грудью, спешил, потому что мог не успеть. Потому что завтра в той «Формуле-1» могло и не настать. До ультрапрочных карбоновых монококов, выдерживающих лобовые столкновения на 300 км/ч, оставалось еще десятилетие. До пейс-каров на трассе — два. В случае пожара ты горел, потому что огнеупорных комбинезонов не было даже в проекте. А на сыром асфальте ты оставался один на один с пятью сотнями лошадей, ведущих заднюю ось, ведь слова «трекшн-контроль» не слыхали до начала девяностых.

Выходя на старт, те пилоты хорошо понимали цену ошибки и близость смерти. Они были, если хотите, рыцарями — но особого склада. Этакими всадниками без головы, со своими понятиями о чести, недоступными поколению пилотов нынешних. Пилотов, взращенных безопасными машинами, которые ездят по безопасным автодромам.

Отлично характеризует эпоху и мужчин, живших тогда, эпизод фильма, когда горящего Лауду бросились вытаскивать соперники. Натурально — побросали болиды вдоль трека и побежали на помощь. Сегодняшние — не остановятся. Более того, если начнется такой дождь, как в фильме, их просто не выпустят на старт. Чтобы Себастьян Феттель, не дай бог, не промочил ноги. Все потому что пилоты той поры приходили в гонки по зову сердца и при наличии таланта, а не потому что твой тесть — владелец швейной фабрики и способен оплатить выступления в команде-аутсайдере.

И я к чему так долго веду: «Гонка» — фильм не столько о гонках, сколько о характерах. Об очень честных, отважных, сильных и несгибаемых мужчинах с горячим сердцем, подлинной страстью и стальным сфинктером. О двух мужчинах диаметрально противоположного склада ума: романтик vs математик. У каждого своя правда, и каждый чертовски прав. И никак не получится принять чью-то сторону безоговорочно, но следить за их драматичной, честной, джентльменской борьбой невероятно увлекательно.

Попадание в образы получилось стопроцентным: Крис Хэмсворт излучает подлинную харизму Ханта, а Дэниэль Брюль мало того что мистически похож на Лауду, так еще и мастерски воплотил образ занудного и осторожного пилота Ferrari. Очень удивлюсь, если между актерами не разгорится еще одна дуэль — в разномастных номинациях «За лучшую мужскую роль» во всех возможных кинонаградах. И решительно непонятно будет, кому из этих талантливейших актеров присудить премию.

Отдельно нельзя не пройтись по женским образам. Точнее, образу — единственному и немаловажному. Женщины вокруг Ханта — статистки, одноразовые куклы для послегоночного развлечения.

Жена Лауды — Марлен — единственный женский персонаж этой истории. По ходу фильма она (идеальная супруга!) почти ничего не говорит, говорят ее глаза. В которых и боль, и несогласие, и понимание, и одобрение, и гордость за любимого — и все сразу, и вперемешку, и параллельно. Редкий случай молчаливой, но при этом такой «говорящей» и проникновенной роли.

Мощнейшая людская драма не теряется за машинами, разыгрываясь на фоне быстрейших автогонок планеты. Создатели проделали титаническую работу по воссозданию в кадре не только фактуры, но и самой концепции гонок той поры. Внимание к деталям дотошное: реанимировано все — вплоть до логотипов спонсоров и сверления дырочек в забрале шлема — чтоб не запотевал.

Сам гоночный процесс передан волнующе и захватывающе. И снят без банальщины. У съемочной бригады, уверен, был соблазн приблизить съемку гонки к современной трансляции. Зачем мудрить, если выдуманы все ракурсы, все точки съемки, все планы? Но нет. Происходящее на экране меньше всего похоже на спортивную трансляцию и больше всего — на залихватский экшен с присущей ему эпикой, динамикой, насыщенностью и контрастом яркого и мрачного.

В этом фильме все найдут всё. Бензиноголовые — лучшую из возможных интерпретацию великой гоночной эпохи. Ценители экшена — экшен. Любители глубоких и нетривиальных историй — глубокую и нетривиальную историю. Молодежь — примеры для подражания. Девочки — голенького Хэмсворта в душевой кабинке.

Ховард со товарищи — без пяти минут гении, раз ухитрились соединить такой объем несочетаемых деталей. Сохранить историческую достоверность, рассказывая Историю; развернуть драму непримиримых антагонистов, не пренебрегая фактурой.

«Rush» — уж точно лучший фильм об автогонках и, наверное, один из лучших фильмов года. Великолепное и в чем-то даже великое кино.

За приглашение на предпоказ благодарим РЦ «Киноплекс» молла «Парк Хаус».

Фото: кадры из фильма «Rush»