Раздел Авто
29 июля 2013, 09:00

По родным дорогам, темным и убогим: идем на рекорд Гиннесса с Peugeot 408

По родным дорогам, темным и убогим: идем на рекорд Гиннесса с Peugeot 408
Фото: 66.ru
Мы неделю марафонили на «российском» седане от Peugeot в рекордном автопробеге. Видели всякое, не терпится поделиться.

— Зайцев, говоришь? А Василий Зайцев случайно не твоим дедушкой был?

— Нет. Мой тоже воевал, он тоже с Волги, но все-таки Владимир Васильевич.

Волгоградский таксист, несмотря на глубокую ночь, был приветлив и не прочь пошутить на военную тему. Других тем в Волгограде нет. Как верно подметил один мой товарищ, «…такое ощущение, что ни до войны, ни после города как бы и не было». Пожалуй, поддержу.

Для меня этот город всегда будет Сталинградом. Безотносительно персоналий, в честь которых дано такое название. Ни Царицын до войны, ни Волгоград после нее в истории России ничем не примечательны. А Сталинград — это 23 августа сорок второго, февраль сорок третьего, перелом в ходе войны, непрерывные бомбежки, Дом Павлова и Василий Зайцев. Пробирает до мороза по спине и мокрых глаз.

Это сейчас тут ходят люди, ездят машины, растут деревья, бросая тень на проезжую часть. А ровно 70 лет назад — рвались снаряды, сновали по траншеям солдаты, тысячами гибли люди. Казалось бы, прописная истина: война — это страшно. Мы читали про нее у Симонова и Эренбурга, видели во «Враге у ворот» и «Брестской крепости». Но только тут, напротив Дома Павлова, возле этих выбитых глазниц окон, накрывает животный ужас.

Здесь наследие войны, память войны еще живы. Войны без хрестоматийного глянца, без школярного лоска. Той войны, которая не оставляет камня на камне и стирает целые города в порошок.

С такими мрачными мыслями начался мой этап «Марафона Peugeot 408» — мероприятия, приуроченного к 100-летию присутствия «Пежо» в России. В честь этой красивой во всех смыслах даты российский офис марки сдернул с конвейера в Калуге несколько машин и отправил на них журналистов колесить по дорогам России.

Этот пробег войдет в Книгу рекордов Гиннесса как самый длительный непрерывный тест-драйв на серийной машине. Мне вместе с самарским коллегой и прекрасной Татьяной из Волгограда предстоит преодолеть полторы тысячи километров — в Краснодар через Астрахань да с заездом в Пятигорск. Погнали!

Поездки по родной стране основательно чистят мозги и заставляют ценить то, что имеешь. Неоднократно говорил и буду стоять на своем: дороги в Свердловской области — одни из лучших в стране. Несогласных — милости прошу в тот же Волгоград, например.

Всем хочется быть немножечко Дубаем. Вот и в Волгограде соорудили местный «Бурдж Аль-Араб», да сразу в двух экземплярах. Это элитный жилой комплекс «Волжские паруса». Ценник за «квадрат» едва ли не ниже, чем за однушку в Берёзовском.

Местные дороги — они как еще одна музейная ценность и долгое эхо войны. Такое ощущение, что бомбили их не в сорок третьем, а буквально вчера. Хотя встречаются и вполне приличные куски асфальта.

негативная подпись Волгоград. Местный «автобан» выглядит вот так. В других частях города несравнимо хуже.

А вот дорога на Астрахань на удивление сносная. Нет, о гладком покрытии речи не идет, конечно. Видно, что полотно не меняли со времен Андропова. Но хотя бы заплатки аккуратные лежат, нет откровенных ям и провалов с колеями. Проблема в другом: бесконечные караваны фур с арбузами.

негативная подпись Типичная картина русской действительности: двухполосная дорога, «Обгон запрещен», да не больно-то и хочется — встречный поток очень плотный, а выхлоп впередиидущей фуры — вонюч и черен. Арбузы, доставленные таким бесячим способом, и кушать уже неохота.

Удивительно, но все четыре сотни километров от Волгограда до Астрахани практически свободны от лучших друзей человека — ГИБДД. Вместо живых инспекторов пилотов-любителей типа нас пугают вот такие муляжи. Авторства выпускников астраханского дома детского творчества, наверно:

Если бы не эти пугала картонные, то взгляду зацепиться было бы совсем не за что. Кругом пустота, скука и унылая степь. Только названия местных населенных пунктов хоть как-то скрашивают поездку.

Астрахань — уже любопытнее. Особенно для нас, «сухопутных крыс». Все-таки портовый город. Весь местный бизнес завязан на Волгу и Каспий: добыча рыбы в промышленных масштабах, торговля нефтью с Ираном.

Колорит соответствующий. Например, из моего окна в отеле, если смотреть направо, практически Монако — с яхтами и другими пафосными судами:

Если глянуть налево, то видны краны, пристань, портовые конструкции:

А в десятке километров от этого места — местный Кремль, который еще помнит грозную поступь Иоанна IV. Шпака он, как мы знаем, не брал, но тут зачекиниться успел.

Внутри самого Кремля сейчас ремонтные работы, и смотреть особо не на что: земля раскурочена, полным ходом идет реставрация. Зато снаружи — «красота-то какая, лепота»!

Кремль появился на этом месте по велению все того же Иоанна Грозного, который перенес захваченный им город в эту часть. Возводили крепость 40 лет — с 1580 по 1620 гг. Стены белокаменные (в отличие от Нижнего и Москвы например), внутри — сплошь церкви да соборы с гауптвахтами.

От Кремля можно спуститься к Волге, на относительно новую набережную. Там чудо как хорошо. Исторический центр Астрахани провинциально тих, чист и уютен. Набережная — новодел. Такая же чистенькая и спокойная, как и все в этом городе.

Памятник даме с собачкой — одно из немногих украшений и без того прекрасной набережной.

Хотя, по большому счету, кроме Кремля и набережной смотреть в Астрахани особо не на что. Трафик местный, разве что, пугает своей суровостью:

Люди ездят туда за другим — рыбалка. Уже в мае там далеко за +30, клюет хорошо, а в Сети полно компаний, которые готовы организовать для вас fish-тур за внятные деньги в любое время года. Удочка и все прочее уже включено. Остается только приехать налегке, и точно будет клево.

Удить в наши планы не входило, поэтому мы двинули дальше — в сторону Северного Кавказа, через республику «Какию».

Конечно, Калмыкию. Степную, унылую, с кучей пересохших озер. Дороги чисто визуально могут показаться сносными, но на самом деле они излишне «бугристые», рельефные. Десятки слоев асфальта, многочисленных заплаток лежат друг на друге слоями, вызывая непрерывные вертикальные ускорения подвески и досаждая вибрациями на руле и гулом покрышек.

Зуд по кузову автомобиля идет непрерывный, и где-то на четвертой сотне километров пути хочется из-за руля выйти и больше не садиться.

Смотреть тоже особо не на что. Единственная достопримечательность, которую мы нашли, — крупнейший в России и Европе буддийский храм — «Золотая обитель Будды Шакьямуни» в Элисте.

Возводить его начали в 2004 году после визита Далай-ламы, который освятил место будущей обители. В начале 2005 года президент республики Кирсан Илюмжинов показал эскиз будущего храма, а всего через 9 месяцев храм был готов.

Чтобы успеть в столь рекордные сроки, на стройплощадке работали 52 подрядные организации и свыше тысячи человек. Итоговый результат впечатляет.

Внутри — крупнейшая в Европе статуя Будды и сотни статуй поменьше, каскад из водопадов, десятки молитвенных барабанов.

Размах, одним словом, эпический. Но кроме этого храма смотреть в Калмыкии решительно не на что. Унылая степь, безголовые пилоты на старинных «Жигулях», приветливые гаишники, провожавшие нас взмахами руки (а у менее успешных парней без радар-детекторов забиравшие права). Поэтому из Калмыкии мы выехали без особого сожаления. Тем более что впереди нас ждал красавец-Пятигорск, где на местном канале трудится один широко известный в узких кругах телеведущий.

Галустяна здесь, наверное, во время визитов на руках носят — просто за популяризацию города в широких кругах. Хотя, справедливости ради, Пятигорск и окрестности были известны задолго до того, как было изобретено телевидение.

Именно здесь коротали время известнейшие российские писатели. В первую очередь, конечно, Михаил Лермонтов, действие главного романа которого происходит большей частью здесь. И я волей-неволей вспоминаю целые куски «Героя нашего времени», стоя у подножья Машука.

Наверно, и вы помните: «…во время грозы облака будут спускаться до моей кровли. Нынче в пять часов утра, когда я открыл окно, моя комната наполнилась запахом цветов, растущих в скромном палисаднике. Ветки цветущих черешен смотрят мне в окна, и ветер иногда усыпает мой письменный стол их белыми лепестками. Вид с трех сторон у меня чудесный. На запад пятиглавый Бешту синеет, как «последняя туча рассеянной бури»; на север поднимается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее: внизу передо мною пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа — а там, дальше, амфитеатром громоздятся горы все синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльборусом… Весело жить в такой земле!»

Насчет веселья не знаю, но со времен Михаила Юрьевича тут мало что поменялось. Машук все так же эпичен, аромат черешен ласково щекочет ноздри, а внизу все по-прежнему пестреет чистенький городок:

Хотя при ближайшем рассмотрении Пятигорск пусть и ухоженный, но какой-то слишком простенький, с изрядным налетом, простите, Совка. Многим зданиям требуется реконструкция, на большинстве хотя бы вывески неплохо поменять на более свежие. Все-таки не 1986 год на дворе.

Пятигорск и окрестности — по-прежнему здравница всероссийского масштаба, где лечатся минеральными водами, дышат феноменальным горным воздухом, который впору половником есть.

Вдыхая местные запахи, опять не могу не вспомнить Лермонтова: «…воздух чист и свеж, как поцелуй младенца». Ни отнять, ни добавить!

Начиная с Пятигорска пошли хорошие дороги. Местами — просто превосходные. Чем ближе к Краснодарскому краю, тем все лучше и лучше становится покрытие.

А вот автомобильная инфраструктура на Кавказе прихрамывает: в самом Пятигорске нет ни одной автомойки — все на выездах. В местных магазинах и автосервисах чувствуется аутентичный колорит.

«Бричстоун на питнащьку — налитай-пакупай, дарагой-марагой!»

Есть колорит и у столицы Краснодарского края, но сам город приятных эмоций с каждым новым визитом не оставляет.

«Мост поцелуев» желания целоваться не вызывает: обшарпанный, запущенный, унылый. Нет уж, спасибо. Мы тут брезгуем.

Несмотря на близость к олимпийскому Сочи и валу туристов, Краснодар напоминает колхоз имени Мичурина: хаотичный трафик, одноэтажные постройки, дырочки в полу вместо унитазов в местном аэропорту, многочасовые очереди на регистрацию в нем же.

Ко дню ВДВ в Краснодаре подготовились уже сейчас.

В этакой невеселой обстановке перелистнул снятые кадры и суммировал впечатления от пробега. В первую очередь — от машин, на которых мы его и совершали.

Меньше всего лично у меня приятных эмоций оставил дизельный 408-й с механической коробкой. Очень уж он флегматичен и не быстр. Рабочий диапазон, как и положено дизелю, узкий, удерживаться в нем непросто — приходится постоянно ворочать размашистым рычагом механики. Уверен, что в связке с этим мотором нужно брать автомат, который с попаданием в нужные обороты справится лучше и ненапряжнее.

По подвеске дизельный седан тоже своеобразен. Мотор тяжелый, поэтому машина чуть жестче, чем бензиновые собратья. Тормозит с клевком носа и рысканьем передка, но по части запаса хода — лучший вариант в трио. Так что если некуда спешить и хочется пореже заезжать на заправку, то почему бы и нет. Но я с радостью пересел в бензиновый вариант.

Комплектация Sportium на наш рынок вышла недавно и была с особым цинизмом опробована на второй день поездки. Диски здесь нарядные — 17 дюймов, рулевое колесо трехспицевое и скошенное по хорде, кругом накладки и разные серебристые шильдики.

Идет машина не в пример более собранно и упруго, чем дизельный собрат. Рулится легче и точнее, но мелкий рельеф полотна отрабатывает жестче — все за счет тех самых пижонских «семнадцатых» колес. Тормозит ровно, ускоряется напористо, шумоизолирована достойно. Но все-таки лучшим в этой троице нам показался обычный 150-сильный седан без всяких «спортиум»-наворотов.

16''-колеса гораздо больше приспособлены для того, чтобы «съедать» микрорельеф местности и крупные ухабы, подвеска с такими колесами эффективнее гасит продольные и поперечные колебания кузова. Правда, недостаточная поворачиваемость ощущается сильнее, чем на предыдущей версии. Но здесь, вероятнее всего, дело в степени износа резины. Хотя перед нами все трое уже пробежали по 27 000 километров.

позитивная подпись Самые популярные вопросы у всех встречных: «Что-нибудь сломалось?» и «Как переносят топливо?». Отвалиться ничего не отвалилось, а с топливом наш экипаж не рисковал, заливаясь на проверенных сетевых АЗС. Благо моя бонусная карта действует по всей стране.

Теперь уже не 27, а все 29,5 тысяч километров без остановки. И все трое до сих пор живы! Хотя до нас их насиловали на всех типах покрытия — от Калуги до Зауралья. И ничего серьезного до сих пор не произошло. Так, по мелочи: лобовое стекло у одной машины поменяли да щетки стеклоочистителей у парочки. Ну, и мы постарались, конечно: погнули диск у дизельного экземпляра. Но это был не я, а Игорь. Честно-честно! Или, может даже, Татьяна. Она та еще лихая наездница!

Через пару дней трехмесячный марафон Peugeot 408 финиширует в центре России. Искренне уверен, что без происшествий и потерь. Коллеги стряхнут дорожную пыль, специально обученные люди зафиксируют новый рекорд — «Самый продолжительный журналистский тест-драйв в истории», стартовавший весной, а закончившийся на излете лета. Приятно, что в установлении рекорда поучаствовал и наш портал.

Но это будет еще только через пару дней и несколько тысяч километров пути. Так что давайте пожелаем нашим сменщикам ни гвоздя, ни жезла!

Кирилл Зайцев специально для Портала 66.ru
Волгоград — Астрахань — Пятигорск — Краснодар, июль'13

Еще больше картинок с достопримечательностями — в галерее ниже, подробнее про калужский Peugeot 408 можно почитать в наших прошлых обзорах.

© 66.ru