Раздел Авто
28 июня 2013, 08:00

Вторые руки: куда уходят служебные машины наших чиновников?

Вторые руки: куда уходят служебные машины наших чиновников?
Фото: архив 66.ru
У казенных машин, как и у гражданских, есть свой вторичный рынок. Правда, не такой прозрачный, честный и понятный.

Про то, с какой периодичностью пополняются чиновничьи автопарки, мы знаем: то «Камри» десяток-другой закажут, то «Лексусов» парочку попробуют взять. Отследить заявки и появление таких машин нетрудно — их видно по порталу госзакупок. А куда эти машины уходят потом, отслужив свой срок? У всех по-разному.

Труднее всего нести службу автопарку ГИБДД. И у них же самая высокая ротация машин, и у них же существует практически «безотходное» производство. Патрульные автомобили работают фактически круглосуточно, и в жару, и в злой мороз. Долговечность отечественной техники — вещь известная, поэтому через полтора-два года они изрядно «устают».

Распродавать их никто не спешит: экземпляры областных и екатеринбургских патрулей уходят «по наследству» на периферию — вглубь региона. То, что вчера ездило по проспекту Ленина, через год вполне может оказаться в Богдановиче. Хотя и на область отдельно машины закупаются.

Стоимость полицейских машин существенно разнится. Один автомобиль может обойтись казне и в 313 500 рублей, и 885 833 рубля. Видимо, все дело в дополнительном оборудовании типа раций и маячков ГЛОНАСС.

Аналогичная судьба у автомобилей классом выше. Тех, на которых сопровождают приезжих VIP и на которых ездят полицейские чины высокого уровня: дорестайлинговые Mondeo и Audi A6 прошлых лет остаются в парке ГИБДД, но спускаются сверху сотрудникам рангом ниже. Сам Юрий Демин ныне замечен перемещающимся на служебной BMW 5 серии. Полноприводной, но не первой свежести.

Старые Audi — не «Самары», в глубинку отправлять рано, еще тут послужат.

Гораздо туманнее обстоит дело с парками мэрии и областной администрации. Ими заведуют «Автобаза администрации города Екатеринбурга» и «Автохозяйство Правительства Свердловской области» соответственно. У одних на балансе числится порядка 60 автомобилей, у вторых — свыше 260. И это не только пресловутые «Мерседесы» и «Камри». На балансе до сих пор содержатся «Волги» 3102 и 3221, микроавтобусы Toyota HiAce, «Шевроле Нивы» и другие.

По традиции, срок эксплуатации автомобилей в парке — 2 года. Дальше его следует обновлять, а старые машины распродавать на общих основаниях. То есть теоретически купить Mercedes 500 SL лохматого года со стартовой ценой 530 000 рублей можно. Но делать это придется через конкурс-аукцион, извещение о котором должно быть опубликовано на сайте Фонда имущества Свердловской области и в «Областной газете».

Но, как утверждают наши источники в обоих «домах», с торгов уходят не все машины:

— Есть традиция распределять некоторые списанные машины между своими. Иногда, где-то раз в два года, их отдают в виде премий особо отличившимся водителям, как вариант.

Гипотетически, попытать удачу могут и простые смертные — приобрести машину на общих основаниях через торги «Фонда имущества Свердловской области». Для этого надо следить за публикациями в «Областной газете» и заглядывать в календарь торгов.

Правда, прозрачность аукциона и тут под вопросом. На сайте нет внятного архива проведенных торгов. Он имеется где-то в недрах ресурса и недоступен из его разделов. И для того чтобы найти протоколы хотя бы по одному аукциону, нам пришлось многократно переформулировать запрос «Яндексу». Нашелся всего один архивный протокол проведенного аукциона с участием отслужившего свое областного автопарка.

На распродажу было выставлено 12 лотов. Преимущественно рухляди типа Ford Club Wagon конца 90-х годов и старых ГАЗ-3102. Тут же, как и обещали год назад, списанные Nissan Maxima, на обслуживании которых областные власти таким образом решили сэкономить бюджетные деньги. Правда, выставить на продажу хотели 15 машин, но в протоколах значатся только шесть. Остальные ушли «своим»? Не исключено. Хотя и на аукционе Фонда имущества, если верить нашим источникам в «белом доме», нужные лоты уходят таким же нужным людям.

Вот что говорит на этот счет наш собеседник:

— Как бы да, можно купить на аукционе на общих правах. А по факту часть имущества продается уже заранее определенным людям. На аукционе за человека просто ставят те показатели, которые нужны. Механизм прост: ты через знакомого хочешь забрать определенный лот. Даешь ему свои документы, он сам оформляет тебя на конкурс и, зная, кто какие заявки подал в итоге, ставит нужные твои показатели («шаг аукциона» — повышение начальной суммы торгов, — прим. авт.). Кого-то тупо не допускают к участию в аукционе под разными предлогами.

Вычислить «своего», которому уходит тот или иной лот, гипотетически можно — надо только пробежаться глазами по списку заявившихся на аукцион персон. Мы прошерстили имеющийся протокол и выяснили странное. Абубакиров Ирик Аглямович заявился на покупку лота №10. И (внезапно!) человек с таким же ФИО числится как работник областного госучреждения, участник подпрограммы «Обеспечение жильем отдельных категорий граждан».

В общем, и в конкурсе на покупку областного имущества участвует, и как работник областного учреждения в очереди за жильем стоит «в качестве нуждающихся в жилых помещениях с целью получения финансовой поддержки». Совпадение, наверно. Просто фамилия популярная. Имя тоже ходовое.

Подытоживая. Заиметь в своем парке машину, отслужившую в ГИБДД, нереально — там эксплуатация безотходная. Из автопарка областных властей — гипотетически да. Узнав о торгах на сайте имущественного фонда и пройдя аукцион. Если дадут и если что-то дойдет до финала торгов. Если дойдет. А не дойти может легко — чужие тут не ходят.

UPD

Наш читатель с ником shsf даже нашел, где именно работает Ирик Аглямович — в автохозяйстве области. Кто бы мог подумать. Спасибо за наблюдательность!

Фото: архив Портала 66.ru