Раздел Авто
6 декабря 2012, 15:53

Евгений Липович: «Покажите мне идеал. Даже в Париже грязно!»

Евгений Липович: «Покажите мне идеал. Даже в Париже грязно!»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
«Лучший друг автомобилистов Екатеринбурга» отвечает на главные претензии горожан: новые односторонки, заснеженные улицы, укладка асфальта под дождем и недоделанные поребрики на Челюскинцев.

Заместителя главы администрации Екатеринбурга по вопросам благоустройства, транспорта и экологии Евгения Липовича мы застали в студии «Эха Москвы». Обычно он старается избегать больших интервью. Но в начале этой недели восемь новых односторонок вкупе с невычищенным свежим снегом парализовали Екатеринбург. Претензии горожан обрушились на Липовича потоком. Заодно граждане припомнили ему осеннюю укладку асфальта под дождем и чрезмерную цену проезда в общественном транспорте. Чиновник не смог промолчать и пришел объясниться.

Мы не удержались и добавили к вопросам слушателей «Эха» свои. Публикуем расширенную версию интервью: в эфире и за его рамками.

— Дорожный коллапс в этот понедельник некоторые жители Екатеринбурга уже назвали генеральной репетицией конца света. Я про новые односторонки. Ситуация достаточно серьезная. Когда вы давали добро на изменения, понимали, чем все это обернется?
— Любое изменение первое время приносит неудобства. Я напомню, что происходило во время реконструкции перекрестка Ленина — Луначарского. Какие-то политические деятели пиарились на этой теме. Кричали: «Мэрия непонятно что творит! Сейчас начнется коллапс!». Но мы доверяли специалистам, которые все это моделировали, проектировали. И сегодня мы видим, что транспортная ситуация на этом перекрестке стала заметно лучше. Вспомните, до того как мы убрали с перекрестка трамвайное кольцо, там по десять аварий в месяц фиксировали.

К сожалению, большинство водителей ездит по привычке. Хотя повсеместно объявлялось: с 1 декабря в городе появятся односторонки. Причем новая схема движения начала действовать не в будний день, а в субботу: чтобы люди за выходные привыкли. Тем не менее в понедельник мы увидели: сложности достаточно серьезные.

Но внедрение одностороннего движения — это общемировая практика улучшения транспортной ситуации любого города. Это математическое правило, доказанное специалистами. И во всех городах мира, где широко это не используется, в основные рекомендации входит предложение максимально использовать одностороннее движение.

Центр организации дорожного движения и в субботу, и в воскресенье, и в понедельник изучал ситуацию. Во вторник утром объезд показал, что ситуация нормализуется.

Вчера проходило рабочее совещание. Буквально поулично мы оценили ситуацию: каждый перекресток, каждый знак, каждая секция светофора и так далее. До конца недели мелкие нарушения устраним. После этого начнется корректировка фаз работы светофоров…

«Сегодня мы соглашаемся с тем, что односторонки целесообразнее было вводить летом».

— Почему заранее или одновременно с изменением направления движения вы не меняли схему работы светофоров?
— Вы не поняли. И сегодня не будет меняться схема работы светофоров, пока люди не определят свои оптимальные маршруты движения. Приведу такой пример: один из самых сложных перекрестков — выезд с улицы Народной Воли на Луначарского. Этот перекресток все еще забит. Хотя маршрут в сторону центра можно проложить по пустующей улице Бажова. Но автомобилисты такой возможностью пока не пользуются. Не привыкли еще.

То есть пока автолюбители не определят маршруты своего движения, мы не вправе дергать светофорное регулирование. Как только мы определим загруженность каждого перекрестка, интенсивность движения по каждому из направлений, тут же внесем корректировки. Это тоже мировая практика.

— Почему одностороннее движение вы ввели зимой, а не летом? Летом меньше машин, светло и знаки хорошо видно, кроме того, летом точно не будет снегопадов, которые могут усугубить ситуацию.
— План мероприятий был утвержден весной. Но вопросы согласования, строительства и изготовления колоссального количества дополнительного оборудования привели к тому, что эта работа сдвинулась на зимний период. Сегодня мы соглашаемся с тем, что целесообразнее было делать это летом. Но это не улучшит ситуацию, допустим, первого сентября.

Мы знаем, что с началом учебного года у нас народ из отпусков выходит. И город встает в пробки. И заторы ничуть не меньше, чем зимой. Но соглашусь, в следующий раз мы постараемся сделать это летом. По крайней мере у многих будет время привыкнуть к изменениям в организации дорожного движения.

— Если решение с односторонками окажется ошибочным, вернете все как было?
— Если специалисты признают ошибку, они будут серьезно наказаны. И будем возвращать. Это все, что я могу сказать. Но добавлю: на моей практике такого еще не было.

«Я благодарен жителям Екатеринбурга. Они не бегут к журналистам с воплями «Ой, как все плохо!».

— Давайте про снег еще поговорим. Горожане не довольны тем, как улицы чистят, как снег вывозят. А вы?
— Насколько я понимаю, речь идет о третьем декабря. О проблеме мы знали заранее. Понимали: снег пойдет в 12 часов дня. Мы его ждали. Но дорожная техника в это время не выезжала. Потому что эффективность ее работы была бы нулевой. Все ждали вечера. Некоторые ДЭУ вышли пораньше: в 10 часов вечера. Но, опять же, фактически не работали, потому что в это время движение в городе еще затруднено.

Надо четко понимать: в такой ситуации мы либо разрешаем коммунальным службам перекрывать улицы, либо ждем ночи и наводим порядок. Утром четвертого числа оценка проведенной работы практически всех районных ДЭУ была удовлетворительной.

— Кто ставит оценку и на основании чего? Вообще есть ли какой-то объективный показатель качества работы коммунальных служб?
— Оценку выставляет отдел контроля санитарного состояния комитета по благоустройству городской администрации. Это достаточно независимая оценка. В этот раз они ночью контролировали работу. С мастером каждого районного ДЭУ общались: что успеваешь, что не успеваешь, когда пересменку будешь делать и так далее. Замечания, конечно, были. Какие-то дороги оказались с зауженным габаритом к утру, но это рабочие моменты.

— А вы сами выезжаете, высматриваете, кто, где и что убирает?
— Да. И не только я. У нас сегодня любой работник администрации города все свои замечания доводит до нас. Еще я благодарен жителям Екатеринбурга. Они не бегут к журналистам с воплями «Ой, как все плохо!». Они просто пишут на электронную почту комитета благоустройства о недоделках на том или ином участке.

— Обратная связь эффективна?
— Очень эффективна.

«Я, например, считаю, что сейчас коммунальные службы работают вполне удовлетворительно».

— Закупленная на областные деньги техника приступила к работе?
— Да. Грейдеры приступили к работе. Машины КДМ работают. Вот-вот должны выйти на улицы 9 лаповых погрузчиков, трактора по типу НТЗ. Но основная масса техники уже работает.

— Еще техника городу нужна? Или уже сформированный парк решит все наши проблемы?
— Мы должны понимать, что такое проблема. Мы хотим, чтобы в течение часа были посыпаны щебнем все скользкие поверхности? Или в течение двух часов? Или трех? И ответить на этот вопрос не так просто. Один мой знакомый, работник московской префектуры, рассказал историю. Мэр небольшого немецкого города обратился к гражданам и спросил: «Что вам важнее? Ежедневно подметать улицы и тротуары или построить новый парк?». И горожане ему ответили: «Ну раз ты так вопрос ставишь, давай раз в два дня мести будем. А сэкономленные деньги направим на строительство парка».

Очень показательный пример. Если мы хотим, чтобы весь снег с улиц города вывозили за час, то да, нам нужно еще много новой техники, нам нужны новые работники. Но я, например, считаю, что сейчас коммунальные службы работают вполне удовлетворительно. Сегодня утром смотрел: дороги и тротуары практически все были очищены.

— Когда вы презентовали новую технику журналистам, обещали, что теперь снег с улиц будут убирать за шесть часов. По нашим наблюдениям, в такой срок коммунальщики не укладываются.
— Шесть часов — это норма, указанная в регламенте. Причем надо понимать, что работы должны быть закончены через шесть часов после окончания снегопада. Время начала ничего не значит. Здесь есть и другой нюанс. Если снег закончит падать в 12 часов дня, бесполезно эти шесть часов прибавлять. Техника просто не выйдет. И мы отсчитываем с момента начала работ. Как правило, техника выходит в 11 вечера. И к пяти утра все улицы должны быть очищены.

— По всему городу?
— Да. Конечно.

— В том числе все улицы периферийных районов?
— Да.

— Но это же очевидно не выполняется. Спустя двое суток после снегопада в понедельник на улице Московской, например, снег лежал толстым рыхлым слоем.
— Подождите. Вывезен снег или прометен снег — есть разница? В течение шести часов на всех улицах всех категорий должна быть выполнена операция прометания. Должна пройти техника по всей ширине и промести проезжую часть. Следующая операция — создание габаритов. Грейдер прижимает нож к поребрику и вытесняет снег на газон. Ограничений по срокам вывоза снега в регламенте нет.

Но я с вами соглашусь. К сожалению, не все дороги прочищены. Недавно мы проверяли, например, Компрессорный и видели нарушения регламента.

— Да. Если центр как-то прибирают, то на Эльмаше, Уралмаше, на Сортировке и в других отдаленных районах все намного хуже.
— По удаленным районам, кстати, у меня есть отличный контролер — Порунов Евгений Николаевич. Во вторник он сказал: «Мне доложили: Уралмаш нормально почищен, Химмаш нормально почищен». И мне нужна эта информация.

Кстати, когда у нас только появилась электронная приемная, я получал очень много информации о нарушениях после каждого снегопада. В этот раз поток был значительно меньше. Но по каждому сообщению мы тут же требуем объяснений от исполнителей.

Я не говорю, что замечаний нет. Они, конечно, есть. Но покажите мне идеал! Я недавно был в Париже. Посмотрел. Грязно! Абсолютно неопрятный город! По дороге в аэропорт Де Голля по обочинам — целые свалки. Я спросил: «Как же так?». Мне ответили: «Так ведь экономический кризис у нас. Деньги на другие цели тратим. А мусор — это ничего. Потерпим». Понимаете? Это вопрос приоритетов.

«Руководителя областной ГИБДД я до сих пор понять не могу».

— Не могу не спросить о судьбе моста по Челюскинцев. Что будет с бордюрами? Арбитражный суд вроде бы встал на сторону ГИБДД, которая требует их убрать.
— Суд признал, что предписание ГИБДД было законным. Но судья, не вникнув в вопрос, встал на сторону автоинспекторов. Я поясню: на мосту бордюра так до сих пор и нет. И в этом основная беда.

ГИБДД до сих пор тормозит согласование соединения линии бордюра специальными пластиковыми ограждениями. Это усугубляет транспортную ситуацию. Видя, что бордюр прерывается, автомобилисты смещаются в сторону, но в конце моста перед ними снова возникает ограждение. Это приводит к массе ДТП на Челюскинцев. И мы повторно обращаемся в ГИБДД с тем, чтобы они наконец согласовали наш проект.

— Но ГИБДД будет настаивать на том, чтобы вы убрали уже установленные бордюры.
— Руководителя областной ГИБДД я до сих пор понять не могу. Дело в том, что мы получили заключение, согласно которому несущая способность моста в полном объеме утеряна. Чтобы защитить мост от разрушения, необходимо сократить нагрузку. Понимая, что ГИБДД никогда с этой задачей не справится, мы вынуждены были выполнить эти работы.

— То есть так вы разгружаете мост?
— Естественно. Если трамвайные пути оградить, вместо трех полос движения в оба направления будет две. И нагрузка на опоры моста снизится. Кроме того, мы уже запретили грузовым машинам ездить по этому мосту. И ввели ограничения для трамваев: сейчас по мосту могут катиться не больше двух трамвайчиков одновременно — по одному в каждом направлении.

И работу по ограждению путей мы все равно закончим. Ответственность за безопасность граждан лежит на администрации Екатеринбурга: раз сказано снизить нагрузку на опоры — значит, будем снижать.

— Когда начнется реконструкция самого моста?
— В следующем году мы начнем проектирование. В принципе, планируем в 2015 году реконструкцию закончить. Мы мост расширим. Там появятся просторные пешеходные тротуары и велосипедные дорожки.

— Помимо моста на Челюскинцев где еще вы планируете оградить трамвайные пути?
— Мы разработали программу, которая предусматривает выделение путей на Ленина, на Радищева, на 8 Марта, на Луначарского. Но ответственность за это решение ляжет на главу администрации Екатеринбурга. И он должен утвердить программу.

— Конечная цель — сделать так, чтобы на машине по городу стало невозможно ездить и все пересели в общественный транспорт?
— Конечно нет. Мы должны учитывать интересы всех жителей города: и автолюбителей, и тех, кто ездит на общественном транспорте, и велосипедистов, и пешеходов.

«Многие люди просто не видят, сколько сделано в июне, июле и в августе».

— Кстати, об общественном транспорте. Часто горожане жалуются на странный баланс цены и качества услуг. Если коротко, претензия звучит так: проезд стоит 23 рубля, а в трамвае все равно холодно.
— Я сразу хочу сказать по тарифам. Недавно депутаты Законодательного Собрания опубликовали в прессе заключение, которое меня удивило. Они говорят об амортизации транспортных предприятий, о компенсациях и несправедливой цене проезда. Но надо понимать: 23 рубля — это максимальный тариф. Если человек редко ездит в общественном транспорте и не пользуется Е-Картой, то он заплатит такую сумму. Но люди, регулярно пользующиеся общественным транспортом, выбирают более выгодные тарифы и сегодня за поездку платят 15–17 рублей. Таких — больше 50%.

— Другая распространенная претензия в ваш адрес: почему все лето ремонт дорог почти не проводился, а в октябре — ноябре резко активизировался?
— Планомерно ремонт начинается с первых месяцев летнего периода. Но есть опасения сотрудников ГИБДД, других контролирующих органов, что нельзя одновременно ремонтировать, например, параллельные улицы. Это приводит к тому, что к концу сезона остается еще много работы. И в сентябре — октябре мы вынуждены ремонт продолжать.

Но основная часть работ все равно приходится на лето. Многие люди просто не видят, сколько сделано в июне, июле и в августе. А те работы, которые проводились в сентябре — октябре, конечно, многих раздражали. Потому что люди вернулись из отпусков и встали в пробках.

— Этой осенью горожане фиксировали нарушения при укладке асфальта. Повсеместно подрядчики работали под дождем. И насколько я понимаю, далеко не во всех случаях администрация их за это наказывала.
— В этом вопросе значительно лучше стала ситуация. Если еще два года назад мы фиксировали за сезон пять-шесть таких нарушений, то в этом году — только одно. Это улица Сулимова. Там укладывали асфальт в дождливое время. До сих пор этот объем не оплачен и оплачен не будет.

По всем остальным сообщениям от граждан санкций не было. Потому что большинство из них — это укладка асфальта при восстановлении раскопок. Строители, «Водоканал», «Тепловые сети» — эти организации, проводя восстановление покрытия после ремонта, нарушают технологию. И если на следующий год их раскопки провалятся, они будут вынуждены все переделать за свой счет.

Фото: Дмитрий Горчаков