Раздел Авто
31 августа 2012, 11:16

Lamborghini Urus: и целой почки мало

Lamborghini Urus: и целой почки мало
Фото: Кирилл Зайцев
На закрытом предпоказе Volkswagen-Audi Group к этой машине даже подходить боялись. И не из-за свирепого вида. Просто один карбоновый диск стоит, как весь Сомали и «Уралмашзавод» на сдачу.

Фотографии этой машины не должны были увидеть свет: сразу после предпоказа умерла карта памяти, гигабайты изображений с эксклюзивной презентации концепта вседорожника Lamborghini оказались погребены заживо. Но магия, рыдания и молитвы действуют: кое-что удалось вытянуть. Итак.

600 сил, полный привод, высокий дорожный просвет, салон и куча деталей экстерьера из чистейшего углепластика — таков Lamborghini на каждый день: и на рыбалку с Романом съездить, и на охоту с Борисом. А в выходные гордо продефилировать по Монако с Шерон на правом сидении.

Правда, людей непривыкших можно и распугать одним видом. Вы посмотрите в эти свирепые глаза! Дичь. Дичь!

Неприкрытая, источающая агрессию, но в то же время прекрасная ярость многоугольных форм и эклектика многогранников.

Не удивляюсь, почему он так прекрасен. Это же итальянцы подарили нам «Сикстинскую капеллу» и Монику Белуччи. И автомобили у них получаются потрясающими.

Конечно, на вкус и цвет. Но. На мой взгляд, из всех SUV в мире этот — самый красивый. Он эстетичен в своей дисгармонии, эклектике и монструозности, обворожителен неотесанностью своего карбонового интерьера и налитыми кровью «глазами» фар.

К счастью, итальянцам удалось удержаться в русле чистого искусства и не прилепить к своему концепту цыганщину в виде хромированных дисков, как это сделали дизайнеры не скажу какой британской марки.

Жаль, что это пока только концепт.

До серии вряд ли доживет и холодный углепластиковый салон, и камеры вместо зеркал заднего вида.

Но главное — вообще доживет! Стефан Винкельман, президент Automobili Lamborghini, рассказал мне, что, если компания нащупает рыночный интерес, то машина может пойти в серию к 2017 году.

А потом я его оскорбил. Вопросом про возможную цену: «Could it be the cheapest Lambo ever? Will it be cheaper, than Gallardo»? (Будет ли он самым дешевым из «Ламбо»? Станет ли дешевле «Гаярдо»?)

По выражению его лица я понял, что не будь герр Винкельман тактичным немцем, прилюдно назвал бы меня идиотом. И был бы прав. С тем же успехом я мог спросить его впечатление от новой «Калины». Или цену на маис в Южной Америке. Ибо слово «дешево» к итальянским автомобилям не относится вообще.

В одном предложении с Lamborghini синонимов этому слову не существует ни в итальянском, ни в немецком языках. Потому господин Винкельман от моего вопроса деликатно уклонился и велел подождать 2017 года. Главное, чтоб почки к тому моменту не подешевели.

Улучив момент, спросил мнение Петра Меньших — в прошлом главреда «За рулем» — что он думает про эту машину? Петр Степанович довольно прищурился и изрек просто: «Да!» Помолчал, добавил: «Пора, пора бы уже такую машину выпустить., а то Porsche Cayenne приелся как-то, смена нужна».

Аналогия более чем ясная и нужная: в свое время Cayenne стал финансовым локомотивом для марки. Пришел к успеху и принес горы денег.

Хотя ортодоксы и эстеты плевались и брюзжали: «Porsche уже не тот! Погибла компания». И не угадали: компания живет и здравствует, что ожидает, по всей видимости, и итальянского производителя суперкаров. Нельзя же жить на деньги «материнской» Audi. Надо и прибыль приносить.

В том, что принесет, сомнений нет: в Бахрейне, Эмиратах и в ЯНАО встанут очереди. Такие же планы, видимо, питает и руководство компании. На мою реплику: «В России, наверно, будет пользоваться бешеным спросом?» — Стефан Винкельман загадочно улыбнулся и сказал: «О, да».

Фото автора